Назад

Полностью переработан к 30 января 2015

Выставлен 25 сентября 2011

Динамика иерархии труда, монопольной в хозяйстве или динамический анализ коррупции

© С. А. Четвертаков, 2011

© С. А. Четвертаков, 2015

Посвящается всем начальникам

прошлых, текущих и будущих

государственных организаций

Оглавление

Постановка темы

Иерархия труда

Иерархия труда (ИТ) как особый вид организации

ИТ. Правила, ресурсы и планирование

ИТ как социальная структура

ИТ. Значимость в истории. Признание закономерных изменений

ИТ. Отличие традиций от правил и функций

Социальная система. Целое и части в адаптации

Социальная система. Малая критика Талкотта Парсонса

Социальная система в адаптации. Исторический отбор вместо эволюции

Социальная система и участники – отличия от организма и его соотношения с органами

Разрушение системы от среды или от внутренней деградации участников?

Коррупция – истоки и пути к ней

Коррупция как отражение неэффективности при деградации монополии

Определение коррупции в социальной науке

Тезис: монополия влечет успокоенность

Каков путь от спокойствия к коррупции?

Что первично: система или ее участники?

Из наблюдений развития бюрократии в СССР

Социальная система в парадигме адаптации

Адаптация системы и адаптация работников

Создание иерархии. Новое всегда адаптировано

Адаптация при изменении – как надо

Неадаптированная к среде система вызывает адаптацию работников

Коррупция – форма адаптации работников в не адаптированной системе

Динамика рождения и развития коррупции

Общая модель ИТ для демонстрации коррупции

Развитие коррупции по этапам и в деталях

Обозначение потребностей

Этап 1. Признак изменения среды - появление неформальных процедур

Этап 2. Борьба в иерархии за изменение процедур или символическое сохранение статус-кво

Этап 3. «Чистка организации» и переход к принципу «личной преданности»

Этап 4. Следствие – взаимная зависимость и разрушение иерархии

Решение проблемы коррупции - своевременный реинжиниринг организаций

Примечания

Литература

Постановка темы

В настоящем разделе мы демонстрируем «работу разрушения» иерархии труда с помощью теории иерархии потребностей Маслоу-3, которая реконструирована и уточнена автором в работе [Четвертаков С. А., с. 387]. Речь идет о психологических механизмах разрушения нормальной работы иерархии труда, которая оказывается по несчастью в состоянии какого-либо рода политической или хозяйственной монополии.

Коррупция в современном мире – тема огромная. Обширное и самое последнее крупное исследование на уже второе десятилетие XXI века - это работа большого авторского коллектива под руководством Георгия Евгеньевича Сатарова в рамках фонда ИНДЕМ, фонда «Либеральная миссия» и фонда Кудрина в книге «Российская коррупция: уровень, структура, динамика (ссылка) Опыт социологического анализа», 2010 после первой, постановочной и плодотворной первой работы 2004 года “Антикоррупционная политика".

Социологи пытаются (и довольно успешно) описать и исследовать текущее состояние и даже (социологическими методами) динамику коррупции. Но и не только. Можно сказать, что работа 2004 года и ее усложнение к 2010 году дает и представление о ментальном состоянии нашего общества (и бизнеса), как и о динамике ментальности, отношении к государству и к рынку, к совести. По сути, эта работа с самым развитым и удобным аппаратом статистического анализа, который тоже представлен в работе 2010 года. Он дает очень много не только для социологов, но и для историков, и для политиков.

Однако в этой работе по коррупции, как и во многих других по этой теме отсутствует понимание появления коррупции.

Это означает, что социологи имеют дело с коррупцией как с уже существующим явлением, свойством прямой и явной готовности части общества проявлять свои коррупционные намерения. То есть социология занимается оценкой масштаба и размера коррупции и ее текущим изменением.

Еще шире! В реальности отсутствует понимание причин изменений – появления изменений при условиях, что коррупции изначально не было или она была ничтожно мала. 

Феномен появления коррупции как механизм разрушения иерархии труда остается пока вне рамок социологии. В этом смысле вопрос можно ставить и много шире! Социология не имеет внятного представления по поводу механизма социальных изменений в социальных структурах вообще.

Таково положение, по крайней мере, в России. И одним, возможно не столь существенным, но весьма наглядным примером этому является последняя черновая попытка исследования, поиска причин появления изменений в работах Г.Е. Сатарова под названием “Как возможны социальные изменения: Обсуждение одной гипотезы”. В этой работе автор приходит к выводу, точнее поддерживает чужой вывод о том, что изменения возникают как «случайные» шумовые отклонения от традиций или правил (бюрократических по М. Веберу). Этот конструкт можно было бы считать повторением на уровне социологии известного подхода в биологии, то есть на уровне природы более низкого класса, уровня. Ведь в биологии случайная изменчивость внешней среды обусловливает изменение генетического кода, который далее передается потомкам. Природа как естественный отбор – отбраковывает популяцию, оставляя наиболее полезное.

И все бы хорошо, если бы случайное изменение поведения отдельных лиц точно так же отбраковывалось в системе через поведение. И системы бы улучшались в отборе.

Однако мы сразу приходим к противоречию – представление о том, что случайность в поведении и в отклонении от норм есть нормальное и позитивное в отборе и в развитии (как в биологии) не дает нам того результата, который мы наблюдаем в эволюции. А именно, когда речь идет о коррупции (а Сатаров ставил вопрос и по поводу коррупционных изменений), исследователь заранее знает, что производственная и управляющая трудом социальная система КОРРУМПИРУЕТ, то есть разрушается, а не эволюционирует в пользу роста эффективности.

Вывод прост. Копировать эволюцию внутрь социальных изменений в социальной системе не вполне верно.

Вот тогда и возникает новая задача – выявить, каковы условия  (и причины) разрушения иерархий труда.

И ее выполнению посвящена настоящая работа.

Такое описание нельзя провести без некой системы описания психологии и поведения участников социальной системы.

Вообще необходимость психологического анализа как инструмента исследования социальных изменений, в том числе и в случае коррупции, вполне явно проявляется в самых различных социологических работах.  Социологи и даже историки подсознательно и явно ощущают необходимость расширить область факторов для понимания социальных явлений.

Например, в упомянутой работе Сатарова и его коллектива используется роль эмоций для понимания и оценки отношения к коррупции. Для этого исследователи ведут опросы, оценивая эмоции опрашиваемых по поводу коррупционных ситуаций, в которой они оказываются. Таким образом, исследователь может выйти на понимание, и это наша интерпретация и понимание, тех потребностей, тех потребностных состояний, которые мотивируют и активизируют поведение участников коррупционного процесса.

Наша работа позволяет сделать дополнительный шаг в части понимания коррупции потому, что у нас на руках имеется новая система иерархии потребностей Маслоу-3.

Однако мы начнем анализ с описания психологической конструкции той социологической системы – иерархии труда, в рамках которой проявляется коррупция. И для выявления роли психологии нам придется впервые довольно четко указать ролевое потребностное участие человека в такой социальной системе как иерархия труда. Это и есть реализация новой социологии или отражение социологии через призму новой психологии Маслоу-3.

Иерархия труда

Иерархия труда (ИТ) как особый вид организации

Иерархия труда – одна из наиболее общих, если не ведущая, социальная структура. Она, как известно, предназначена для удовлетворения потребностей участников с помощью координированного в разделении умственного творческого труда управления и исполнительского всех форм труда многих людей при производства нового ресурса – продукции или (оказания) услуг.

Ниже мы даем определение иерархии труда из предшествующей нашей черновой работы.

Иерархия труда – это социальная структура разделенного труда, в которой один человек или группа лиц (группа А), занятых творческим умственным трудом управления, через постоянных посредников или надсмотрщиков образуют устойчивые социальные (трудовые) отношения с работниками группы В (с неравными правами власти), то есть такими правами, при которых В не имеют права изменять состав и права членов группы А или кооптировать себя в группу А и при этом:

а) А принуждают силой или угрозой применения силы остальную часть работников структуры (исполнителей) (группу В)

или

б) А по добровольному договору (в обмен на плату или иную полезную услугу) с участниками группы В

получают право или фактическую возможность обязывать исполнителей (группу В) либо:

1) производить виды труда ли трудовые операции или услуги для группы А указанные свыше (работником А)  и/или;

2) самостоятельно отдавать вырабатываемый материальный продукт или существенную часть продукта, или дохода в натуральной или денежной форме группе А  (в лице В или группой лиц В).

Иерархия труда в социальной истории имела много форм. И об этом уже сказано больше, чем достаточно, см. обзор и аналитические материалы истории разделы 3-7 и социологии будущего как перспективы этой структуры в разделе социологии.

Все государства, если они суть иерархии труда, то есть не прямые или не представительные демократии, являются монополиями на территории государства.

Нередко в истории внутри демократий появляются частновладельческие монополии.

Однако открытое демократическое общество распределенной собственности и ресурсов решительно выступает против частных или корпоративных преференций, как и групповых сговоров на рынке в виде синдикатов или договоров. Впрочем, в текущей реальной жизни всегда были исключения и недостатки. А когда их не было? Ныне существуют ошибки и исключения – это банковские услуги и отдельные исключения – это известная монополия резервной мировой валюты.

ИТ. Правила, ресурсы и планирование

В соответствии с взглядами Макса Вебера государство – это и система власти (управления). А по Марксу, если к его взглядам подходить не читсо формально. а творчески, это и система разделения умственного и физического труда. Такая система, как власть, строится (по Веберу) исторически на трех различных принципах:

– традиция (порядок, правила ил запреты, происхождение которых уже не ясно);

– приказы и установленные харизматической личностью правила;

– законы государства или предписания бюрократической системы.[Weber M., 215]

Каждое правило (rule) предназначено для определенных условий. Оно регулирует поведение и взаимодействие участников и требует определенных социальных, производственных и материальных ресурсов (resource) – людей, сырья, полуфабрикатов, оборудования, зданий. В общем случае правила (традиции, указания лидера, законы, договоренности или бизнес-процессы) – это тоже ресурсы – это организационные ресурсы. Но это особые ресурсы, суть их – информация организации, ее культура или технология. Если кто-то решит, что это мелочь, пусть вспомнит римские легионы и расположения манипул по-шахматному в три ряда или позже иерархию легионы – когорты – центурии плюс кавалерийские алы в 300 500 и 1000 всадников.

Чтобы обеспечить работу иерархии труда необходимо установить систему правил (действия работников) и обеспечить выполнение правил ресурсами (работники и материалы, используемые при выполнении правил). То есть инструментами работы иерархии труда является система rule and resources (R&R).

Кроме правил и ресурсов, в иерархии труда для функционального подразделения (или ответственного лица) существуют задания или планы производства, поскольку иерархия труда хотя бы в целом производит ресурс (продукт или услугу). Задание определяет выработку ресурса R’ (и почти всегда выражается в количественной форме) или в исполнении заданной функции R’ в заданном объеме.

Важным в иерархии труда является и задание сверху вниз для работников выполнить определенный вид и объем работы (или услуг). Будем обозначать его буквой P.

ИТ как социальная структура

Возможно, впервые в наших работах мы определяем социальную структуру через понятие социальных отношений.

Наша модель имеет следующий вид. Иерархия потребностей дана тремя уровнями.

Высший руководитель А. Подчиненный руководитель среднего ранга Б. Руководитель низшего ранга управления или исполнитель В.

Социальное отношение между каждой парой людей складывается как устойчивые во времени взаимодействия. Каждое отношение пары людей есть часть социальной структуры. И новым в нашем анализе является то, что теперь мы знаем, какие обобщенные типовые потребности лежат в основе самых главных социальных структур, в частности иерархии труда.

В соответствии с местом в иерархии труда высший руководитель в отношении низших всегда имеет актуальную потребность творчества (ПТ) и потому его потребность в уважении (ПБ3) должна быть удовлетворена изначально. Если высший руководитель не умеет творить, то проблемы, которые он испытывает порождают как минимум потребность в уважении или в безопасности 3 (ПУ или ПБ3). Но в среднем и независимо от своих ментальных (потребностных) состояний всякий руководитель (в иерархии труда) обязан решать творческие проблемы. А именно, он, должен  разрешать и ликвидировать все неопределенности, которые возникают в социальной системе в области его полномочий (проблемы с ресурсами и, прежде всего, с изменениями в среде подчиненных работников). Умный руководитель не только разрешает возникшие неопределенности (конфликты), но и ищет их, пытается  их обнаружить и вовремя устранить.

Далее, руководитель среднего ранга (любого) имеет двойственные роли в управлении. Он повторяет уровень управления сверху вниз к подчиненным и имеет актуальную потребность (ПТ) к управляемым работникам.

Но он подчинен высшему работнику А и выполняет вторую функцию – функцию подчиненного; в отношении к работнику А работник Б имеет (ощущает и удовлетворяет) актуальную потребность ПБ2 – заботу, беспокойство и т. п. о выполнении функций вверенного ему в управление подразделения в целом, которые в целом есть производство ресурсов для обеспечения физиологических потребностей (включая и собственную заработную плату и сохранение статуса и собственного рабочего места.[1]

То, что работник имеет одновременно несколько ролевых функций и соответственно несколько неудовлетворенных потребностей не противоречит теории Маслоу. Человек переключает психику в целом и свое сознание в частности при перемене контекста или условий среды. Мы напоминаем, что потребности возникают (запускаются) по достижении определенных условий. В своей конторке управленец – босс (ПТ). У начальника «на ковре» он – исполнитель (ПБ2).

Стоит напомнить так же, что в прошлой нашей работе вскрыто ясное понимание подчинения многих работников одному работнику. Оно изложено  в материале, см. рис. 1 и Определение 3.

ИТ. Значимость в истории. Признание закономерных изменений

Иерархию труда в истории полагается рассматривать как самую распространенную социальную структуру в обществе.

Множество теорий в истории и в социологии признают объективнее процессы их развития по факту или даже закономерности изменений иерархий труда (государств или цивилизаций, как и организаций вообще). По большей части это выражается в признании цикличности их существования или закономерностей их роста, расцвета и разрушения. Дополнением является декларация законов управления в менеджменте. Особенно такие изменения типичны и представляются для древних времен и при анализе сосуществования цивилизаций Древнего мира и Средневековья.

ИТ. Отличие традиций от правил и функций

Харизму мы опускаем в истории, хотя она в ней играет тоже огромную роль - достаточно вспомнить о "ручном управлении", которое атавизмом снова проявилось в современной России. [2]

Мы раcсмотрим два остальных фактора власти - традиции и правила или законы. Указанные процессы – поддержание традиции или поддержание правил – имеют универсальный характер. Они простираются  в истории от первых структур (харизма и  традиция) до современных (бюрократических) организаций, но существенно отличны друг от друга. В принципе это подразумевается в работах Макса Вебера, но мы скажем об этом коротко.

Традиция (custom, heritage). Традиция строится стихийно и потому на вере. Отсюда следует, что ее соблюдение не предполагает рациональное ее объяснение. В древнем мире каждый обычай имеет происхождение, которое не прослежено. И сама вера означает, что несоблюдение традиций несет безусловный вред обществу, поскольку традиция обычно сакрализуется. В обществах, которые не мыслят рациональными категориями нарушение традиций есть просто преступление.

Правило или порядок (rule, regulations, law) строится на рациональных, мыслимых, сознательных основаниях и аргументах, имеют причины и объяснения своего состава и содержания. Они понятны и потому не несут сакрального смысла. Поэтому при изменении среды и условий функционирования социальной системы правила должны быть проверены на отсутствие необходимости их коррекции и изменены при необходимости.

Отсюда следует, что в истории социальных структур общество несет ущерб, охраняя традиции, если не способно оперировать правилами и рациональными аргументами их построения. Короче, традиции тормозят изменения при длительных периодах их господства. Соответственно и традиция личной преданности, как и ряд связанных ментальных характеристик поведения могут тормозить развитие общества, если общество сохраняет традиции по принципу веры.

А правила лишены принципа сакральности, нейтральны к изменению, не имеют эмоциональной и ценностной окраски. Потому их изменение относительно подвижно.

Но оно подвижно в той степени, в какой общество вообще умеет рационально решать свои проблемы в интересах всего общества. И здесь мы выходим на тему рефлексивности общества, его нравственности и совести, которое в настоящий момент еще не освещено в нашей работе и находится в стадии завершения и изложения.

Тем не менее, капитализм, как система в отличие от традиций, на которой строилась старая культура (древняя по своему происхождению – в момент создания империй), уже порождает правила. Сначала правила касаются управления только капиталистических предприятий – НОВЫХ иерархий труда, для которых просто не может быть традиций. Понятно, что для таких систем традиции уже не могут быть основой  функционирования.

Ведущим сначала на предприятиях, а потом и в обществе товарно-денежных отношений становится менталитет рациональности, производственная или социальная культура.

Сложившийся порядок внутрикорпоративных отношений на уровне общности, нации и т. п. далее становятся самостоятельным фактором и причиной массовой деградации многих или всех иерархических структур, построенных на традиции. Они, менталитет и традиция, переносятся как система ценностей от предприятия к предприятию, от министерства к министерству. И, тем более, они переносятся от семьи к детям из поколения в поколение.

Что остается как традиция? Традицией остается то, что может сохраняться как символ или как незначащая деталь, ритуал поведения, который не мешает новой форме производства и хозяйствования. Таковы, например, в политической жизни принципы конституционной монархии.

Но далее, чтобы понимать соотношение деталей в иерархии  стоит выйти на более общий уровень -  уровень социальной системы  в целом

Социальная система. Целое и части в адаптации

Социальная система. Малая критика Талкотта Парсонса

А теперь мы обратимся непосредственно к теории социологии – жизни социальных структур в парадигме адаптации.

Новая ли это парадигма?

Нет! Это забытая парадигма после не очень удачного и усложненного терминологией подхода Талкотта Парсонса, например, в его работе Общества (наиболее краткое изложение) [Парсонс Т., с. 777-829]. В своей концепции  Парсонс «подчинил» жизнь общества высшему уровню культуры (управление религиями с выходом на науку) в следующей структуре:

– культура и общество:

– социальная структура;

– личность;

– организм человека и физическая среда.

В его системе все подсистемы управляются и определяются культурой. Этот цикл адаптации «всем и вся от культуры» явно представлен в его Таблице 1, колонке V [Парсонс Т., с. 827].

Не люди, как единицы со своими потребностями в своей адаптации к жизни, объединяются  в социальные структуры и потому и далее и позже формирует религии, науку и культуру.

А сама культура и религия (с зачатком науки) образуют все остальные статически низшие уровни. Мы имеем налицо «холизм».

В случае критики Парсонса самым известным для критики является вопрос: как возникла и как изменяется сама культура?

И этот вопрос не имеет ответа в его системе и потому не дает полного представления о процессах адаптации на трех социальных уровнях – личности, социальной системы и культуры.

Из теории Парсонса следовало бы, что причиной разрушения социальной структуры является разрушение культуры. А ключа у Парсонса к культуре нет! Потому теория эта беззуба и бессильна, потому, что неверна!

А в настоящем материале нас интересует адаптация на двух уровнях – структуры и личности. Но раскрываем эту тему мы в новых условиях – с учетом системы потребностей индивидов по Маслоу, которая учитывает возможность изменений мотивации участников в социальных (производственных) отношениях.

Социальная система в адаптации. Исторический отбор вместо эволюции

Как известно в животном мире, предшествующем социальному, господствует эволюция – стихийное и случайное изменение структуры и последующий отбор в процессе выживания.

Социальные системы изначально создавались в процессе удовлетворения объединяющихся индивидов вполне стихийно. Потому наилучшая структура и ее функции – иерархия труда – возникает в опыте тоже стихийно и критерием качества (и приспособленности) оказывается удовлетворение потребностей объединенных в нее людей. Однако в связи со стихийным и медленным появлением таких структур долгое время человек и общество относится к власти и управлению как к освященной опытом или религией традиции, не подлежащей обсуждению. И только гибель и распады государств или больших хозяйств или их завоеваний другими государственными системами приводит к началу обсуждений в обществе причин таких разрушений.

Довольно долго государство оценивали с позиций его «возраста», рассматривая структур как социальный организм и приписывая ему возраст – юный, молодой, зрелый или старый. Иногда причину искали просто в объеме внешних вторжений (Древний Рим), позже в роли властителя (Макиавелли) или ментальности народа и генетических изменениях (Гумилев).

И только в период сосуществования множества частных иерархий труда и их рыночной конкуренции (капитализм) появился и занял ведущее место подход, более близкий к социологическому и научному – иерархия труда как структура и группа социальных функций должна изменяться в процессе своей конкурентной борьбы с другими за выживание (экономическое или политическое).

Тогда социальные системы, которые не адаптированы к новым изменениям среды или не успевают вовремя адаптироваться, разрушаются и уступают место более гибким, эффективным и адаптированным.

И долгое время до появления рыночных систем конкуренции происходило так, что возникшие традиционные государства фактически не изменялись в своей структуре и функциях, и тем не менее разрушались от вторжения других более молодых систем, как предполагается, более гибких и адаптированных к среде, более того отмечено, что такие системы разрушались и сами без всяких признаков вторжения.

И это потребовало ввести новый ключ к пониманию.

Социальная система и участники – отличия от организма и его соотношения с органами

Социальная система, которая на длительный период становится в поле своего влияния монопольной, оказывается в неконкурентной среде. И это постепенно превращает ее в жесткую систему, неспособную к изменениям.

И второе – указывается, что такие системы деградируют в том, что подчиненные работники – участники системы - перестают исполнять свои функции и разрушают системные функции социальной системы.

То есть отсутствие конкуренции на длительный период рассматривается исследователями как причина деградации. В реальности это означает, что в условиях монополии не происходит реконструкции системы  - изменения, совершенствования или коррекции ее структуры и функций (состава и эффективности). В общем случае это означает неэффективность системы.

И этим можно было бы объяснить гибель социальных систем в аналогию с системами биологическими. Низкая адаптация – низкая выживаемость. И аналог монопольного положения в природной среде у биологических видов тоже существует. Дело в том, что удобная среда позволяет эволюционное развитие вида и такую его узкую специализацию, которая позже оказывается помехой для адаптации организмов в случае резкого ухудшения среды.

Однако, в развитии видов никогда не наблюдались формы сосуществования, в которых одни части системы начинают паразитировать за счет других. Гибель представителей вида в эволюции и отборе идет за счет внешних проблем и внешней конкуренции.

А вот в разрушении социальной системы поведение ее отдельных частей может привести к гибели системы в целом. И такое разрушение именуется коррупцией (порчей или развращенностью участников).

Разрушение системы от среды или от внутренней деградации участников?

Из гибели социальной системы прямо не следует, какая из причин – внешняя или внутренняя (коррупция) – стала основой разрушения.

И потому из принципа монополии прямо не следует, что участники системы должны сознательно нарушать системные требования и функции системы. Вот почему выявление причин деструктивного поведения участников и процесса разложения системы изнутри является важной содержательной задачей.

Коррупция – истоки и пути к ней

Коррупция как отражение неэффективности при деградации монополии

Процессы деградации современных социальных структур и особенно современных государств интерпретируется в научной литературе как коррупция. И это – относительно новый термин.

Между тем, в работе историков изменение и разрушение древних организационных структур описано различным образом, у Ибн-Хальдуна как "асабия"  - стремление к роскоши верхов и знати [Турчин П. В., с. 82, 237], у Вико как неизбежный переход одного в другое - "божественное, насильственное и по законам или правилам", у Сергея Михайловича Соловьева как совершенствование , то есть "смена периода чувства на период мыслей у народов" [Соловьев С. М., 135] , в марксизме разрушение рассматривается как поражение в войнах когда возникает "утрата военно-политического единства", у Арнольда Тойнби гибель цивилизаций (империй) идет как "отчуждение" или "состояние ума - антиномичность" или  осознание "суеты  мира" или "отказ" [Тойнби А., сс. 94, 358, 365] Л. Н. Гумилева народы теряют силу в виде "утраты пассионарности" и т.п.

Мы предлагаем видеть в таких процессах разрушения (древних и современных) единый процесс за некоторыми отличиями в порядке управления иерархий труда.

Так в древнем мире правила взаимодействия рассматривались не как явные писаные нормы и требования, а как традиции, освященные опытом, временем. харизмой первого лидера-основателя или сакрализованные им.

Поскольку все древние, Средних веков и просто современные не демократические государственные системы по факту являются иерархиями труда, то есть монополиями внутри сообществ, находящихся под их контролем,  то у нас есть основание считать, что их неэффективность в смысле коррупции имеет ту же причину. А именно, причина неэффективности государств в смысле иерархий труда вызвана монополией их властей (отсутствием конкуренции руководителей в иерархии труда) в обществе.

Но тогда и явление коррупции с древнейших времен до наших дней (как род или форма неэффективности) имеют единственную общую причину – монополию.

Для современных частных и корпоративных иерархий труда неоднократно  утверждалось, что причиной неэффективности и даже распада фирм и корпораций являются ситуации их монопольного существования на рынке. Во многих случаях неэффективность корпораций и фирм можно толковать как проявление коррупции.

Итак, причины разрушений организаций (иерархий труда), как предполагает значительная часть исследователей, состоит в том, что такие иерархии обладают монопольным положением в хозяйственной деятельности.

Однако доказательства таких утверждений в настоящий момент носят характер собранных статистических данных о фактах самих коррупционных разрушений во времени или корреляций между признанным явлением монополии и явлением фактической последующей деградации (коррупции). В связи с этим требуется кратко остановиться на определении явления коррупции.

Определение коррупции в социальной науке

Несомненно, самым простым проявлением разрушения хозяйственной деятельности в любом совместном деле, в том числе и в иерархии труда, является воровство или растрата должностным лицом внутри организации.

Но отдельные явления не являются сами по себе объяснимыми причинами разрушения больших фирм или государств в их развитии. Каждый отдельный случай может быть всегда отнесен к личному отклонению от нормы. И такой случай почти всегда, кроме случаев поведения самого главы иерархии, не рассматривается как ПРИЧИНА коррупция. И верно – это патология. И если это уже монополия, то это ни в коей мере не есть собственно «интерес» и намерение в разрушении системы. То есть случай не есть коррупция.

А что такое коррупция?

Определение по Британской Энциклопедии

Коррупция – это незаконное поведение в организации, предназначенное для обеспечения выгоды себе или для другого. Его формы включают в себя взяточничество, вымогательство и злоупотребление внутренней информацией. Она существует там, где есть общественное безразличие или отсутствие твердой политики. В обществах с культурой ритуальных даров, линию между приемлемыми и неприемлемыми подарками часто трудно провести.

Англичан в этой Энциклопедии, а сейчас Энциклопедия эта опирается на научный потенциал США, всегда отличала подлинная гибкость в уходе от сложных или обобщающих определений. Каких определений? А таких понятий, которые не очень политически корректны, которые напоминают нечто неудобное из прошлого. И потому сказано емко и коротко «организация» и никаких империй. И кстати в прошлом, мы уже видели, как эта Энциклопедия определяет понятие империи вообще.

Так и в случае коррупция. Причина коррупции обозначена вполне «англо-саксонски» – «общественное безразличие» и «слабая политика». То есть виноваты все – и народ, и правительство, а то и традиция. Что касается роли традиций, здесь можно найти и ключ. Но он вовсе не лежит под ногами – за ним надо добираться через дубы, сундуки и яйца, как за кащеевой иголкой. И мы этот путь пройдем. 

Расширим несколько эти определения, которые должны относиться к любым организациям, не только к государству, но и, как показывает опыт транзита России, даже к частным предприятиям. Далее продолжим еще текст Британской мудрости:

Коррупция есть особое поведение одного или взаимосвязанное и намеренное поведение множества сотрудников внутри организации, как и во взаимодействии с внешней средой. Оно исходит из индивидуальных потребностей и интересов работников, приводит к неэффективности работы таких организаций в целом. Обобщенно, коррупция состоит в совершении действий (СЧ – далее выделено нами очень важное), осознанно (исполнителями) нарушающих системные интересы функционирования иерархии труда в пользу частных интересов участников взаимодействия.

Нас здесь интересует не формы и виды коррупции, которые всегда имеют конкретно-исторический характер, а причинно-следственные механизмы появления и развития феномена. И вот если причины ПОЯВЛЕНИЯ найдены, тогда коррупция как массовое явление находит свое подлинное место и оказывается признаком состояния социальной структуры и связанного с ней (структурой) происхождением общества.

Почему мы обратили внимание на фразу «нарушающих системные интересы»? Потому, что в этой глазунье видна искомая иголка – причина.

Никто не желает уничтожения системы, когда занят коррупцией. Ведь коррупция несет золотые яйца тем, кто имеет доступ к гнезду курицы.

И в то же время люди НАРУШАЮТ СИСТЕМНЫЕ ИНТЕРЕСЫ иерархии труда.

Как это возможно? Как это происходит?

Ведь и Г. Е. Сатаров видит только отклонения от стандарта и рутины бюрократии. И англичане или американцы уже видят «осознанные нарушения системных интересов»! Не слишком ли длинный скачок и переход от случайности к осознанному разрушению?

И только психологи могут сказать, что сначала и до осознания (до прихода к крамольным мыслям – если конечно, еще нет традиции воровства как вкуса материнского молока) возникает нечто. Это нечто МЕДЛЕННО И ПОСТЕПЕННО приводит к необходимости изменений, к невозможности сохранения старого состояния, к вынужденному и осознанному нарушению системных  интересов!

Мы ищем системную причину коррупции,  причину процесса, который нельзя остановить расстрелом или повешением, как и увещеваниями Васьки, который слушает да ест.

С другой стороны, если на абсолютно «честном» месте воровство проявилось случайным ментальным выкидышем отдельного маргинала, то система как множество людей сама оправилась бы в рамках общей практики устранения помехи системному существованию и интересу.

Если с другой стороны коррупцией пропитано уже все общество как культура, то дело уже «сделано», и коррупцию можно удалить лишь с  полным прекращением существования государства не некоторый период (и этот период трагичен).

Вот так стоит вопрос, на который надо найти ответ!

Тезис: монополия влечет успокоенность

И мы утверждаем и здесь продемонстрируем, что основой коррупции является монопольное положение иерархии труда в среде других аналогичных организаций. Монополиями могут быть империи, деспотии, бонапартистские режимы в духе XIX –го века или заевшиеся частные монополии. Достаточно вспомнить кризис автомобильной промышленности США или стагнацию знаменитой IBM в 1980-е годы.

Наше средство, наш новый инструмент анализа и доказательства – интерпретация психологической динамики поведения участников процесса в иерархии труда.

Другими словами, в постановке задачи о появлении коррупции мы предполагаем только монополию иерархии как исходное условие существования иерархии труда. Почему? 

Одно из первых оснований историческое.

Если организация возникла и развилась, то она на момент создания была хороша и решала насущные проблемы, следовательно, в нее верили. И потому она росла. Таковы в принципе те древние огромные системы, которые выросли, например, в Египте Древних царств, да еще строили огромные пирамиды с помощью труда своих общинников.

Так же возникали и первые более поздние социальные структуры. И ведь не зря Гумилев в искаженной своей теории именует первые состояния таких систем как пассионарные. И это означает, что общество вполне оптимистично воспринимает свои социальные структуры и государство. Молодые иерархии всегда хороши.

И дело не в молодости участников, ибо молодость древних социальных систем длится столетиями, по крайней мере, несколькими поколениями. Юность – состояние ментальное.

Потому указания на гоббсовскую природу человека при анализе коррупции не годны. Природа человека и общества в целом бывает различной.

Вторым и более сложным психологическим объяснением в науке является понятие о том, что возникающая при монополии безопасность приводит к «социальной лености» работников. А социальная леность ведет к коррупции.

Кратко отметим такие взгляды.

В принципе суть низкой эффективности производства при монополии такого производства или такого предприятия на рынке известна, например, как сказал Джон Р. Хикс: «Самой большой прибылью монополиста является спокойная жизнь» [Самуэльсон П. Э., Нордхаус В. Д., 179, 184-185].

И мы обращаемся к монополии.

Первое. Монополия в системе политической власти ведет к «застою и стагнации». Так обстоит дело в случае господства в системе группы лиц или одного лица.

Но тему следовало бы рассмотреть и шире – от возникновения монополии.

Как возникают монополии?

Политические монополии – возникают, например, от достигнутого полного превосходства в вооружении или военном искусстве одной страны над другими, над окружением, над периферией. Или иначе, сначала возникает превосходство в ресурсе. И оно реализуется в завоевание, то есть в монополию.

Далее возникшая монополия обеспечивает безопасность объединенного общества. Это состояние отсутствия угроз от чужих общностей. Это достигнутая в результате общественно-политическая безопасность.

Сама политическая монополия означает возможность удержания всех сторонних сил под общим контролем. Это та же относительная и временная монополия безопасности, то есть удовлетворенная потребность безопасности (страха боли и смерти, то есть страха трудностей войны и нападения - ПБ1)

Пример – с хорошим оружием никакой противник не страшен – тогда и война воспринимается как прогулка – пулемет «Максим» в Африке в конце XIX-го века. 

Безопасность возникает и в случае природного фактора – удобного и безопасного географического размещения территории государства, например, островного или на полуострове. История знает примеры таких стран, как  Греция, потом Италия, потом Британия и Западная Европа или Япония с Кореей.

Когда безопасность достигнута, а это и есть уже состояние использования ресурса – собственно безопасность, то усилия новорожденного монополиста – держателя монополии – ослабевают.

Второе. Монополия в экономических рыночных отношениях – это наличие в руках монополиста требуемых, но ограниченных в количестве конкурентных ресурсов (технологии, идеи и формы товара, доступности сырья, условий сбыта). Это высоко удовлетворенная потребность в безопасности по поводу исключительно выгодных позиций и своего экономического положения. То же можно говорить об уникально выгодных условиях получения сырья или дешевой рабочей силы, или новых уникальных технологий, или уникальности идеи продукта, а то и идей в организации труда – есть даже и такое, и позже покажем – очень важное. При конкуренции (как мы помним при ранжировании) всякое преимущество обеспечивает высокий ранг или статус, а статус означает обеспечение безопасности статуса (ПБ3) или уважение (ПУ = ПБ3).

Третье. Монополии ресурсов. Феномен «Голландской болезни». В истории хозяйства известны случаи появления монополии с связи с появлением ценных природных ресурсов, когда такие ресурсы ничего или очень мало стоят для владельца и легко позволяют получать высокую прибыль. Это явление известно под именем «голландская болезнь». Понятие возникло после обнаружения нефти и газа в шельфе Северного моря (1959), что и повлияло на торможение темпов экономики Нидерландов. Рост курса  своей валюты влечет приток импорта и сужение собственного экспорта промышленных товаров (кроме сырья). В конечном счете, реальное производство товаров в стране, как и инновации, и капиталовложения в наукоемкое производство в этой связи находятся под давлением – растут услуги, но не передовое производства. Общество как бы охватывает лень и потребительство, кроме того, растут цены на недвижимость (излишек денег своей и чужой валюты). Более ранний пример – стагнация Испанской империи Габсбургов. В наше время этим примером (поимо прочих важных причина) стала Россия с конца 90-х до 2014.

Четвертое. Феномен «Социальной лености» отдельной личности в коллективе или коллектива среди других коллективов возникает на основе отсутствия конкуренции и личной или соответственно коллективной (для группы на фоне таких же субъектов) ответственности. А это означает безопасность от финансовой и материальной ответственности за результат. Феномен возникает и в случае отсутствия принуждения общиной или моралью к труду опять же в условиях неверно понятой фактической безопасности, в отсутствие общественного контроля или прозрачности. Это феномен изоляции от контроля позволяет одновременно и присвоение чужих результатов. Но что есть изоляция от контроля в социальной структуре. Это означает, что конкретный человек (или человек процесс, человек-функция) не включен в свою систему прямой и обратной связи внутри социальной структуры. Такое как раз имело место в примитивной сельской общине (несовершенной структуры), где часть людей выпадала из под общественного контроля. Но ясно, что контроль и отчет каждого отдельного работника в социальной структуре - самая примитивная часть такой структуры сам по себе. Это просто обратная связь в цепи адаптации или в кибернетической модели Винера. Пожалуй, этот фактор известен всем и на бытовом уровне. Он вводится в сознание еще ребенка даже при плохом воспитании в семье через школьные дневники и тетради с оценками преподавателей.

Практически все перечисленные мнения подтверждают возможность конвертировать монополистические процессы в психологические состояния демотивации или успокоенности (а в некоторых случаях и направленного фанатизма) участников социальных и организационных процессов, в частности, управления.

Итак, публично озвучен и подкреплен социальным опытом тезис: монополии как-то связаны с успокоенностью. Причиной заявлена безопасность. Но причиной чего? Лени или воровства?

Каков путь от спокойствия к коррупции?

Достаточно ли выявить роль спокойствия? Не вполне!

От лени до воровства путь большой, а чтобы от спокойствия дойти до системных коррупционных групп и мафий – еще более сложный! А если говорить о деформации ментальности страны и народа, до ТРАДИЦИИ всего населения или большинства давать взятки или считать коррупцию неизбежным злом в режиме «у всех коррупция!», то речь должна идти о целой и сложной системе или цепи психологических причин и следствий, их взаимодействий.

А теперь попробуем использовать новый (а точнее хорошо известный, но редко применяемый) принцип исследования сложных систем, и именно не рукотворных систем, а естественных систем – системы психологии и поведения человека и как следствие социальной системы – иерархии труда.

Мы уже знаем, что иерархия потребностей человека как психологическая система его поведения есть совокупность надстроенных у человека высших и последовательно запускаемых адаптационных процессов.

Такое же представление мы имеем право предполагать верным и для существования социальной системы, которая состоит из многих людей. Это означает, что социальные отношения в каждой социальной системе возникает и поддерживается в той степени, в которой удовлетворяются важнейшие потребности на каждой стороне бинарного отношения. Социальная структура сам а появляется (как система) методом проб и ошибок как новая форма адаптации, приспособления к новым обстоятельствам в режиме взаимодействия разных видов (умственного и физического) разделенного труда.

И это означает, что социальная структура распадется, если потребности участников перестанут удовлетворяться. Такое, по крайней мере, верно, если участники свободны оставить рабочее место (горизонтальная мотивация) и способны еще передвигаться. Или это верно, пока они живы, если речь идет об их силовом удержании в рамках насильственного принудительного труда. А альтернативы как катастрофы случаются просто как гибель голодных людей, которым не способная к управлению система вынуждает людей умереть на месте (например, в случае блокады противником). Другие примеры позволяют агрессивной и еще пассионарной в целом системе в порядке наказания непослушных подданных (не «своих» как «отживающий класс») принудительно отнять у них продукты питания, чтобы принудить к полному подчинению в будущем (голод в районах России и Украины в 1932-1933).

Что первично: система или ее участники?

Из выводов предшествующего раздела о значении потребностей участников вытекает, что социальная структура должна быть адаптирована к изменениям  среды не только во внешнем смысле, но в том смысле, в каком удовлетворяются потребности ее участников в связи со своей активностью внутри системы. Иначе говоря, у системы есть своя внутренняя среда. И ее обеспечение примерно так же важно, как кровообращение в организме важно для адаптации организма к воздействиям внешней среды.

Адаптация системы – это не мистическое абстрактное удовлетворение ИНТЕРЕСА СУЩЕСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ, как это иногда может звучать в разговорах о государстве или о корпорации. Это и не требование  пребывания конкретных людей во главе системы.

Адаптация системы – это сохранение эффективности ведущих (и точнее всех необходимых) системных функций с учетом того, что система, исполняя свои функции  сегодня, не разрушается завтра и не работает на свой полный износ.

Кажется, это противоречит простому правилу: каждый винтик служит системе?

И как же нам говорят об интересах государства и его приоритетах?

Абсолютный приоритет системы над своими частями оказывается верен только в отношении технических, то есть искусственно созданных систем без участия человека внутри системы. Так винтик не имеет возможности оценить собственное состояние и исключить себя из системы или начать вращаться в обратную сторону.

В социальных системах все иначе. Участники работают до тех пор, пока удовлетворяются их основные потребности. Неудовлетворение низших потребностей можно прямо отнести к аналогии с прочностью деталей – не выполнены потребности – человек не способен выполнить задачу. Аналогия – деталь сломалась. В случае нарушения высших потребностей участников дело обстоит сложнее – демотивированный человек перестает работать или делает нечто несистемно. Аналогия – «колесико остановилось» или «стало вращаться в обратную сторону».

Какие варианты еще предлагает жизненный опыт? Это опыт Павки Корчагина. Быть героем и работать на износ! Сегодня отдать то, чего завтра уже не будет. Это и есть возможность (нечастая и на короткий период) системы использовать все свои невоспроизводимые резервы для выживания на короткий период времени. Это и есть работа системы на износ.

Итак, социальные системы должны учитывать и внешнюю среду, и внутреннюю среду.

Внутренняя среда? О чем это мы говорим?

Напомним, чья эта изначально идея или, точнее открытие. Ее открыл и изложил Герберт Спенсер.

«Общество существует (СЧ – я бы уточнил в русском тексте «и создано людьми и общением») для блага своих членов, а не члены его существуют для блага общества. Следует всегда помнить, что как бы ни были велики усилия, направленные на благосостояние политического агрегата, все притязания этого политического агрегата сами по себе суть ничто и что они становятся чем-нибудь лишь в той мере, в какой воплощают в себе притязания (СЧ – в нашем смысле просто потребности) составляющего этот агрегат единиц» [Спенсер Г., c. 10].

И это основное различие между отдельными лицами и социальными структурами или системно ведущими себя группами лиц.

Именно отсюда вытекает приоритет адаптации (удовлетворения потребностей) участников перед адаптацией (приспособлением) системы к среде) как удовлетворением требований сохранения и выживания системы (социальной структуры).

Итак, адаптация или приспособление самой социальной системы и структуры к внешней среде должно рассматриваться отдельно и как особый процесс. Но внутри системы сама адаптация зависит от приспособления к среде (внутри системы) отдельного участника социальной структуры.

И логика соотношения двух адаптаций следующая.

Адаптация системы надстроена над адаптацией участника (в смысле эволюции идей организации и в смысле конкретно появления структуры). Иначе говоря, система возникает как специальное средство удовлетворения потребностей отдельных участников и никак иначе.

И далее в ходе ее существования система оказывается средством удовлетворения потребностей участников. И в этом смысле участники подчиняются требованием ее системности или взаимодействия, то есть соблюдения и сохранения производственных отношений.

А что происходит в ходе взаимодействия системы и ее участников в случае жесткого альтернативного выбора участника между системой и своей жизнью?

Ответ очевиден! Выбор между системными требованиями и удовлетворением потребностей участников идет в большинстве случае в пользу второго! Так это и звучит по-русски - «своя рубашка ближе к телу».

И еще немного к теме «патриотизма». Коллективное действие становится очевидно важным, в случае военного конфликта. Коллективное есть средство удовлетворения самой низшей и общей потребности людей – потребности в безопасности 1 (страха боли и смерти). Но надеяться на то, что вызвав войну искусственно, удастся спасти свою властную шкуру и поднять престиж и статус объединением всего общества вокруг себя, не просто наивно, а преступно. И это не просто преступно, но это и ошибка, как сказал, когда-то Талейран.

И проблема реконструкции социальной системы или реформ в государстве заключается в том, чтобы не создавать в системе  альтернатив выбора в пользу себя лично или системы. Смысл в том, чтобы в системе не было возможности выбора. Система должна заботиться об участниках в рамках оговоренных созданием структуры потребностей  

Тогда можно сформировать следствие. И это скорее не просто следствие, а ограничение.

Ограничение. Необходимым условием адаптации являются такие действия по изменению при адаптации правил и функций в системе, которое обеспечивает сохранение (и иногда и рост) потребностей всех ее текущих участников.

И когда речь идет о государстве мы должны этим и ограничиться, а вот для частных предприятий и иерархий труда в составе общества нам следует делать дополнение: «с учетом возможности изменения состава участников».

Действительно, сам процесс адаптации социальной структуры не запрещает изменения количества и состава участников и структуры их отношений. Другими словами, функции и структура могут изменяться, но все оставшиеся участники или участники нового состава должны иметь уровень удовлетворения потребностей не ниже, чем участники прошлого состава, предшествующего адаптации. Это требование к частной форме хозяйства, ведь кроме нее, даже если она монопольна есть и другие.

В современном мире требуется говорить и больше – все и прошлые участники должны быть минимально удовлетворены. Но система должна оставлять работникам право и обязанность самим определять, как зарабатывать на жизнь. Если на общество возложить обязанность предоставлять человеку работу, а человека освободить от обязанности искать место в жизни, то это означает требование к обществу кормить  своего члена. Право на труд у человека есть всегда, а вот место своего труда и цель (общественно-полезного) труда человек должен предпочтительно создавать сам.

Но все это не может быть обрашено к случаю государства как монопольной системы, государства, монопольно властвующему над обществом. Гражданину некуда деться из своего общества. И если общество не удовлетворено, жди беды! Ситуация в культуре большевиков стандартная – революция! Сам Маркс (в искаженной форме) ее изложил, забыв про государство, и отнес ситуацию только за счет «производственных отношений». Однако веревочке не долго виться. Ведь подданный в деспотическом государстве является самым нижним винтиком и тоже образует производственное отношение, когда платит дань в форме налогов, на которые он своего согласия не давал. Так что и с истматом все революции совместимы и даже те, которые являются чистым Майданом.

Впрочем, ныне появилась форма эмиграции – и это нередко спасает положение. Но не в таких случаях как Северная Корея или железный занавес в СССР не спасает. Не спасает она и даже, если возможность миграции есть, но работы за границей нет! И Украина дала такой пример в 2014-м.

А теперь вернемся к адаптации? Что происходит с обществом, если адаптации нет, и не предполагается? Что должно случиться?

Тайна изменения раскрыта для автора его опытом жизни внутри СССР в период его полураспада.

Из наблюдений развития бюрократии в СССР

Автор является в ЭТОМ МАТЕРИАЛЕ не только аналитиком чужого исторического материала – истории разрушения государственных монополий (государственных иерархий, монопольных в хозяйстве – по Максу Веберу – «патримониальных») [Weber M., p. 643].

Он оказался очевидцем, и уже сознательным на тот момент (1974-1991 гг.) аналитиком такого разрушения, то есть наблюдателем уже предсказанного (теорией Маслоу) процесса гибели.

Конечно и опыт каждого жителя СССР (кроме, как правило, жителей двух столиц и работников предприятий ВПК того времени) включает многие факты бюрократической деградации и коррупции системы изнутри с участием или без участия, как и с наблюдением деталей.

Но для большинства очевидцев широко известные признанные факты в тот момент НЕ интерпретировались как признаки именно разрушения. Они рассматривались большинством тогда, как негативные явления локального масштаба, отрицательные и не принципиально важные. Но человек, наблюдавший их с позиции признаков распада, получил возможность интерпретировать такие факты теоретически. И это случайным образом тоже оказалось возможным именно с помощью самой теории Маслоу. Теория психологической интерпретации поведения работников творческого и исполнительского труда в государственной иерархии (тогда все общество было государством охвачено тотально, то есть формально было в найме у государства) дала возможность увидеть, понять и обобщить конкретные причинные механизмы динамики тем, кто воспринимал ТУ жизнь как приближение Армагеддона.[3]

Лучшие характеристики и приметы приближения распада в 70-х годов в СССР – Госплан и «фондирование», «подшефная помощь» в колхозах и совхозах, «посылки людей» на овощебазы для переборки овощей, как и на уборки мусора на стройках, распределение одежды, мебели, автомобилей через трудовые коллективы (местком), ведомственные угодья, леса и даже ведомственные (например, военные) совхозы, продовольственные пакеты и «заказы» в городах, бартер услуг «я – тебе, ты – мне» и карточки 1989-91 годов. Психологически характеристики, которые есть пища настоящей работы, будут приведены ниже, а читатель, помнящий СССР, их определенно вспомнит.[4]

И мы теперь будем представлять с помощью опыта бывшего СССР природу развития и деградации любой монополии. И известный в литературе (даже не научной, а именно художественной литературе и в быту) опыт СССР как крупнейшей хозяйственной монополии мира, вероятно, крупнейшей в истории социального мира имеет на фоне некоторых отличий огромное сходство со всеми прочими монопольными иерархиями труда (и государственными и частными), начиная с первых хозяйственных деспотических структур в духе азиатского способа производства.

И на поставленный в этом разделе вопрос – что происходит с системой, если она не изменяет своих структуры и функций – должен следовать ответ: появляется новый процесс.

Какой процесс?

В системе возникает вырождение функций вместе с изменением потребностей, психики и социальных отношений работников внутри системы в условиях их личных попыток адаптироваться к тому, что сама система как целое (т. е. ее руководство) не в состоянии изменить структуру и функции системы при изменении среды и обстоятельств.

Такая деградация имела множество известных современникам СССР и читающей публике того времени признаков, которые рассматривались как негативные явления локального масштаба, отрицательные, но не принципиально важные. И мы эти признаки покажем.

Именно эта динамика деградации и возникла в представлении автора как особый процесс психического приспособления. Ее же можно считать развитием коррупции. Однако ее редко кто рассматривает как преддверие коррупции.

Вот этот синдром связи неизмененных структуры и функции с адаптацией, то есть изменением, психики участников системы нам и предстоит исследовать.

Социальная система в парадигме адаптации

Адаптация системы и адаптация работников

Социальные системы, обладая свойством приспособления к среде, в соответствии с законами систем управления выживают, изменяясь в переменной среде, или разрушаются в ней.

Особенность социальной системы относительно каждого отдельного участника состоит в том, что всякое изменение системы сопровождается изменениями и требует адаптации состояний каждого ее участника.

И далее, в продолжение тезисов Спенсера полагается отметить – социальная система не есть отдельный агрегат со своими потребностями, аналогичный участникам. Нормы и принципы функционирования социальной системы образуют, формируют ее участники. И потому адаптация и потребности участника (или ведущих участников) носят приоритетный характер относительно социальной системы, ее структуры и функций.

Далее, если в системе зашиты ценности, которые не разделяют исполнители и работники, то система не будет работать адекватно, она не сможет выполнять предписанные функции потому, что работники реинтерпретируют функции в пользу своего понимания ценностей. Так случилось с теми фирмами в России, которые приехали сюда и установили свои порядки. Анализ и некоторые данные изнутри показали, что работники. включая приглашенных руководителей стали искажать и прямые указания и дух установленных документами функций (сокрытие неудач и потерь, попытки выгадать дополнительную пользу и экономию на основе тех процессов, которые имеют выверенный технологический разброс, в результате чего увеличился процент брака, традиция обмана заказчика в пользу фирмы - однократная выгода без учета перспективы отношений и т.п.). Примерно так произошло и с ценностями свободы и демократии в России. Как сказал о свободе Вольтер: "Свобода - это не то, что вам дали. Это то, что у вас нельзя отнять!"

Баланс соответствия предписанных функций и ментальности работников - огромная проблема, которая восходит к исследованиям в Хауторнском (Hauthorne) заводе под Чикаго [Шелдрейк Дж., cc.181-193]. Абзац выше дает пример того, что привнесенная со стороны система может не привиться к ментальной и социальной среде работников как инородный саженец на плохом грунте.

Но в подавляющем большинстве случаев социальные системы рождаются на месте и на месте же изменяются вместе с работниками или участниками в естественном синфазной процессе. И сначала мы видим начальное соответствие социальной системы и среды ее участников. А потом изменение среды влечет изменение системы и самих участников синфазно среде. И это позитивное изменение.

Но возможно и отсутствие изменения системы при изменении среды . И тогда состояние социальной структуры, обусловленное ее внешней средой, когда само не изменяется, начинает пагубно влиять на появление новой ментальности ее участников – работников иерархии труда. Это и есть основной процесс, который подлежит анализу.

Как это происходит в истории?

Создание иерархии. Новое всегда адаптировано

Есть одна важнейшая особенность появления иерархий труда - первых социальных структур (помимо семьи) – структура и функции ИЗНАЧАЛЬНО возникают под конкретную среду и условия жизни и реагирования. В истории это государства Шумера и Египта. Общий вид такой схемы представлен на рисунке 1.

Новая иерархия труда

Рис. 1. Стихийно возникшая структура производства

Неравномерность развития мира – есть тоже социальная закономерность. Она достаточно часто отражена в теориях с применением понятий «ядро развития» и «периферия». Первые иерархии возникают как ядра на практически пустой периферии.

И это с самого начала может создавать монополию таких иерархий на поле их функционирования, сначала экономическом. Таков пример Древнего Египта в среде пустыни или цивилизации Хараппы и Мохенджо-Даро на Инде, как и Китая на Хуанхэ.

Можно предполагать, что первые исторически сложившиеся иерархии труда были просто хозяйственными структурами, назначение которых ведение земледелия. При этом высшие руководители таких структур были одновременно и жрецами, потому что в далекие времена всякие устойчивые действия оформлялись в сакральные формы, представлялись освященными нерушимыми традициями, подлежащими обязательному исполнению (Шумер, Египте). И сама традиция в тот период относительно медленных изменений (и почти свободной от людей неземледельческой периферии) воспринимается участниками и носителями как необходимая «вечность» и неизменность.

Политическая составляющая проявляется у таких систем позже. Разреженная периферия вокруг лучших и заселенных орошаемых  земель еще долго не дает возможности объединиться соприкасающимся кочующим группам в серьезные политические образования, тем более освоить значимые средства насилия даже для того, чтобы напасть на богатые запасы зерна и продовольствия совсем рядом.

Таким образом, социальная конкуренция между иерархиями труда вторична относительно первичной монополии социальной структуры.

Ядро и периферия с ростом плотности в земледелии изменяют свой смысл. Наиболее эффективные иерархии труда уже на аридных сухих землях по соседству со старыми имеют тенденции разрушать другие, конкурирующие с ними иерархии, поглощать их, подчинять их себе как часть.

Монополии хозяйственные и информационные нередко ведут в различных ситуациях к более длительной и устойчивой монополии политической (власти государства над обществом).

И действительно, для первых иерархий труда – древних государств – среда изменялась очень медленно. Внешнеполитические угрозы появлялись не часто, а когда появлялись, то относительно быстро. И нередко для осознания угроз и коррекции системы уже не доставало времени. И обычно одни государственные структуры (в древности) уничтожали своих соседей вместе с их носителями.

Так начинаются империи. Конкуренция носит политический характер.

Потому первые государственные иерархии труда оказывались социальными и хозяйственными монополиями на долгий период. Их с самого начала полагается рассматривать как монополии.

Важнейшими угрозами для монопольной социальной структуры в древнее время оказываются другие аналогичные ей структуры, которые возникли  позже и потому их «традиции» ближе к текущей реальности и технологическим достижениям. И указывая на угрозы политические, мы должны все же отметить, что архаичные государства не могли фактически адаптироваться к изменению внутренней своей среды и условий своего существования. И потому их разложение БЕЗ ВТОРЖЕНИЯ И ДО ВТОРЖЕНИЙ было неизбежно

Переход от традиций к здравому смыслу как новая практика изменения структур и функций произошел только в позднем Средневековье, когда резко расширились рациональные компоненты поведения людей и расчетного использования ресурсов на основе рыночной деятельности.

Для современного бизнеса все понятно – условия бизнеса определяет конкуренция и потому адаптация.

Современные социальные структуры, если не выдерживают конкуренции, то распадаются сами и без физического ущерба для участников, если не считать утрату рабочего места и заработной платы.

Адаптация при изменении – как надо

При изменении среды – сырья, количества участников, их квалификации, появления новых технологий или способов взаимодействия и конкуренции (и то же касается технологий политических, военной и административных методов управления в государстве) – социальная система должна изменять и корректировать свою структуру и функции. Требуется так же освобождать рабочие места, которые не соответствуют требованиям системы. С другой стороны система обязана создавать новые подструктуры и рабочие места, новые функции, потребные для выживания.

Что это за процесс? Это процесс реконструкции социальной системы - структуры и ее функций. И это нормальный процесс адаптации социального «организма» к изменению условий существования, см рис. 2.

Но он открыт совсем недавно – только к середине XX-го века

 Адаптация - как надо

Рис. 2. Адаптация социальной структуры – как надо

До середины XX-го века этот процесс протекал стихийно и возникал спонтанно, и не только «по потребности», но чаще «по возможности».  При господстве государственных структур в форме иерархий труда реконструкции (обычно понимаемые как реформы) государственной системы оказывались событием исключительным.

Дело в том, что множество интересов (и потребностей) участников нередко противостоят существенным переменам, и руководство не всегда решается на изменения. Когда речь идет о больших системах, таких как государство, существенные изменения могут привести к волнениям, возмущениям и вплоть до свержения власти. И потому реформ власть всегда старалась избегать. И это опять же означало по факту всякое отсутствие адаптации системы к изменению среды, то есть состояние аналогичное монополии в конкурентной среде.

Неадаптированная к среде система вызывает адаптацию работников

Изменения среды и условий, и неспособность системы к адаптации среды и становятся подлинными причинами коррупции.

Система управления, которая не адаптируется своей структурой и функциями, состоит из людей, которые сами по себе есть адаптирующиеся живые системы.

К измененным условиям функционирования начинают приспосабливаться сами участники производственного процесса. В связи с этим возникают новые условия функционирования, которые преодолевают неудобства пребывания в неадаптированной системе.

Возникают фактически новые неформальные функции, позволяющие существовать в условиях плохой адаптации социальной системы, см. рис. 3

 Адаптация - как есть

Рис. 3. Адаптация социальной структуры – как есть. Психическая трансформация происходит в порядке замещения, когда структура и формальные функции системы остаются в основном неизменными.

Неформальные психические состояния и отношения в системе, которые преодолевают несоответствия системы и среды и оказываются новыми производственными отношениями, которые мы можем именовать коррупцией.

Формальные правила остаются, но на их фоне возникает стандартный  психологический процесс приспособления работников к несоответствию системы к среде с целью удовлетворения своих потребностей. Реальные типовые социальные отношения внутри старых социальных структур изменяют свой смысл и уже не адекватны реальному исполнению формальных функций.

Это  и есть тот процесс, который требуется описать.

Коррупция – форма адаптации работников в не адаптированной системе

Наша задача построить этот типовой психологический процесс приспособления участников к формальному исполнению правил, за которым и уже нет реальных функций в силу отсутствия адаптации структуры и самих функций системы. Мы последовательно отобразим динамику поведения и потребностных состояний участников таких систем, которые имеют «право или возможность не изменяться под действием среды».

Сценарий или алгоритм развития коррупции многоальтернативен (и всегда конфликтен). Однако мы раскрываем его не во всей логике, а берем только ТЕ ОБЩИЕ ВЕТВИ, которые ведут к коррупции, то есть являются его фрагментами или этапами.

Каков принцип отбора таких алгоритмических ветвей? Ветви выбраны по критерию поступков и решений работников, которые НЕ ИСПЫТЫВАЮТ БЕСПОКОЙСТВА ЗА ГИБЕЛЬ И РАЗРУШЕНИЕ СОБСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ (уверены в безопасности или даже не думают об этом). Такое состояние у работников всех звеньев иерархии существует в случаях подлинной естественно, временной, безопасности, которая создает субъективное ощущение неизменности системы.

Динамика рождения и развития коррупции

Итак, мы утверждаем, что коррупция возникает всегда, когда работа и структура старой сбалансированной и сложившейся структуры фактически не изменяется при изменении внешнего окружения и условий работы организации или изменяется лишь символически. И тогда в ней начинают происходить «собственные» (тайные и неформальные) процессы внутреннего изменения (исподволь), которые и представляют собой ее постепенную собственную деградацию, именуемую коррупцией.

Сам процесс развития коррупции состоит как минимум из четырех этапов.

Общая модель ИТ для демонстрации коррупции

Описываемые этапы деформации иерархии труда включают типовые  диалогические и потребностные отношения внутри организации.

Мы представляем минимальную структуру в составе руководителя под именем «А» (или более высокого, но не высшего руководителя), подчиненного руководителя среднего уровня под именем «Б» и исполнителя или работника условно низшего звена управления под именем «В».

Развитие коррупции по этапам и в деталях

Процесс представим в четыре этапа, см. Таблицу 1

Этапы развития коррупции в иерархии труда

Таблица 1

Причина и этап     Процесс

1.    Изменение среды и условий функционирования иерархии труда, которые мешают исполнению стандартных функций   Отсутствие изменений структуры и правил (функции) в системе рано или поздно вызывает необходимость нарушения формальных правил или отказаться от них и действовать в режиме ручного управления в нарушение правил (или традиций) для достижения хоть какого-то минимального результата;
2.    Фактическое и тайное нарушение традиций или правил, на которых функционирует система   Выявление отклонений от предписанных функций, правил традиций вызывает критику ряда работников снизу внутри иерархии; это в ответ приводит к борьбе руководства с критикой и с работниками, придерживающимися принципа работы по правилам; в связи с этим работники, которые привыкли работать по правилам (или традициям), отсеиваются как неугодные и устраняются из организации
3.    Изменение принципа подбора работников и принципов отношений в системе   Появление новой практики смены аккуратных работников, соблюдающих правила, работниками, готовыми к чисто исполнительской деятельности без обсуждения приказов. Договор найма по профессии и опыту сменяется договором или принципом договора «личной преданности»; в этой связи изменяются и трудовые ценности работников, они оказываются разрушительными (дословно, коррупционными) для существования и развития организации
4.    Появление зависимости высших работников от низших   При смене исполнителей под новые условия (символического) функционирования ЗАКОНОМЕРНО возникает и усиливается зависимость руководителей от своих подчиненных. Тем самым ослабляется принцип управления и дисциплины власти, слабеют информационные каналы и каналы управления. Это далее мешает организации функционировать, образуя своеобразный функциональный и потребностный тупик (DeadLock). Он постепенно блокирует  функционирование организации, как и окончательно разрушает адаптивную способность системы.

На последних двух этапах возникает относительно полная демотивация работников в связи с тем, что участие работников на рабочем месте перестает иметь отношение к выполнению функций системы по существу и замещаются функцией комфортного пребывания на рабочем месте.

Естественно, система перестает работать эффективно. С развитием кризиса ее негэнтропийные возможности сокращаются до нуля. Она превращается в коллективного паразита («круговая порука – mutual protection) или  погибает, потребляя больше, чем производит.5]

Мы приводим все четыре этапа динамики потребностей работников в урезанном виде, оставляя только те прямые ветви, которые образуют коррупционный процесс. Каждый этап включает итоговую таблицу динамики потребностей типовых участников и свойственную этому этапу часть логических шагов. Всего таких шагов 16.

Однако сначала мы приводим обозначение потребностей для таблиц динамики потребностей. Даны только те потребности, которые используются в анализе

Обозначение потребностей

ПБ1 Безопасности 1 – страха боли и смерти. Это потребность снятия страха (опасности появления) боли или страха смерти.

ФП Физиологические – ведущие – водный, пищевой и тепловой баланс.

ПБ2 Безопасности 2  –  как беспокойства о ресурсах защиты и физиологии – накопления запасов, гарантирующих надежность текущей жизни – удовлетворения физиологических потребностей и защиты в смысле ПБ1 в будущее время, например, через профилактику здоровья, или изготовление или покупку оружия

ПЛП Любви (на основе секса) в семье и принадлежности или воспроизводства и воспитания нового человека и гарантия своей старости. Выступает как стремление создать семью и воспитать детей (принадлежность по языку и культуре). Это и потребность принадлежать семье, тревога матерей за здоровье и жизнь детей и других членов «семьи». Это и беспокойство вызванное пониманием важности семьи и рода того времени, включая старших членов семьи, например, мать и ее братьев и сестер (по матери) за всех младших членов семьи.

ПО Общения или гарантии принадлежности в отсутствие семьи и условие получения технической информации удовлетворении жизненных потребностей.

ПУ или ПБ3 Уважения или безопасности 3 или гарантии, расширения или сохранения доступа к конкурентным ресурсам. Выступает как потребность устранения страха утраты статуса или преодоления оппонентов в использовании конкурентных ресурсов;

ПТ Метапотребности выступают как творческий труд или как растрата сил и ресурсов в удовольствиях. Метапотребностей может быть несколько. Потребность в творчестве идет как поиск, встреча неопределенности или препятствия и их преодоления в ходе управления иерархией труда или подразделением. Потребность предполагает все действия руководящих работников, которые выполняют функции управления нижестоящими по рангу работниками. Однако при динамике потребностей, ослаблении творческого начала в ситуации «застоя» творчество преобразуется в новые формы более низких базовых потребностей – это метапотребность творчество в сохранении власти ПТ-ПБ3 (жажда власти и удовольствия подчинения) или просто борьба за власть ПБ3, как и наиболее типичная жажда накопления в творческом процессе изыскания резервов коррупции ПТ-ПБ2, как и простое хищение ПБ2. При управлении средствами насилия искажение может идти и путем соединения творчества с физическим насилием или запугиванием силой. Так случается в армии, службе безопасности и в системе исполнения наказаний.

П4 Потребность самоважения или совесть – не общая высшая потребность; выступает как необязательная но возможная обратная связь творчеству. Проявляется тревожным состоянием, связанным с возможным в будущем или уже совершенным в прошлом или настоящем поведением, которое нарушило традиции или имеет отрицательные последствия предположительно в будущем или как наблюдаемые по факту в прошлом и настоящем. Ее место и состав и свойства излагаются в другом документе и будут полно изложены во второй версии «Реконструкции теории Маслоу».

Этап 1. Признак изменения среды - появление неформальных процедур

Описание модели

Иерархия потребностей дана тремя уровнями. Имеется три уровня управления. Высший руководитель А. Руководитель среднего ранга Б. Руководитель низшего ранга управления или исполнитель В.

Динамика потребностей на этапе 1

Определение этапа. Реакция монополии на изменение внешней среды, которая не соответствует структуре иерархии труда.

1. Исходное состояние. В соответствии с местом в иерархии труда высший руководитель в отношении низших всегда имеет актуальную потребность творчества (ПТ) и потому его потребность в уважении (ПБ3) должна быть удовлетворена изначально.

Руководитель среднего ранга (любого) имеет двойственные роли в управлении. Он повторяет уровень управления сверху вниз к подчиненным и имеет актуальную потребность (ПТ) к управляемым работникам.

Но он подчинен высшему работнику А и выполняет вторую функцию – функцию подчиненного; в отношении  к А работник Б имеет актуальную потребность ПБ2 – заботу, беспокойство и т.п. о выполнении функций вверенного ему в управление подразделения в целом.

То, что работник имеет одновременно несколько ролевых функций и соответственно несколько неудовлетворенных потребностей не противоречит теории Маслоу. Человек, как и компьютер, переключает сознание по условиям внешней среды. Мы напоминаем, что потребности возникают (запускаются) по достижении определенных условий. В своей конторке управленец – босс (ПТ). У начальника он – исполнитель (ПБ2). [6]

2. Среда существенно изменилась. От руководителя среднего ранга Б поступает запрос к руководителю выше уровнем А о таком несоответствии. Руководитель Б сообщает более высокому или высшему руководителю А информацию о том, что его наличные ресурсы R&R не позволяют обеспечить выполнение заданий в объеме P.

3. Реакция руководителя А на запрос. Руководитель А (вместо пересмотра технологических процессов и реконструкции организации) выражает неудовольствие в отношении эффективности работы Б (например. в духе «Почему вы не можете разрешить проблему сами»). При этом А работает, но пытается облегчить свой труд и обеспечить решение за счет старых сил, средств или риска подчиненных работников.

Это известная ситуация «черного вестника». В ее основе лежит высоко удовлетворенная потребность в безопасности высшего персонала, а за ней стоит обычно монополия организации в системе хозяйства или монополия постов лидера организации (например, государства). Сложность большой организации и соответственно сложность изменений в организации (большие потенциальные усилия) входят в противоречие с желанием переложить функцию и ответственность вниз.

4. Реакция работника Б. Руководитель Б пытается добиться выполнения заданий самостоятельно. Сделать это, как правило, он может, только нарушая R&R, то есть снижая качество продукции или услуг или скрывая невыполнение плана P, например, сообщая о выполнении P, когда реальное P’ < P («приписки»). Это и есть типовой вариант «возникновения неформальных правил» на первом этапе развития.

Здесь есть одно «но». Нарушая технологию R&R, работник Б уже теряет важные свойства творчества и профессионализма в пользу себя лично и во вред системе в целом. Полноценно он не может творить, поскольку ему мешает тревога состоявшихся уже нарушений и негативных реакций А.

Вообще «творить» в новом положении оказывается абсурдным, пока не исправлены ошибки в технологии. Единственно, что разрешено ему формально или по смыслу – это самостоятельно сделать новую технологию с учетом возникших по внешним условиям ограничений – обычно на реконструкцию нет и не выделяется средств. Поэтому творчество руководителя Б в тех сферах, где невозможно, прекращается. (Другие части сценарий - увольнение Б и т. п. – мы не рассматриваем).

5. Реакция А. Работники А и Б принимают исходный уровень удовлетворения потребностей, а работник В, подчиненный работнику Б, работает по новой искаженной технологии R’&R’. Новая технология не соответствует целям. Или она не оптимальна или не вырабатывает требуемый объем или качество продукции с сообщением о выполнении плана. Кроме того, производство функций или продуктов оказывается менее эффективным, поскольку деформация технологии была принципиально изменена без системного анализа влияния изменений на работу всей системы. Обычно она хуже, поскольку средний управляющий Б имел цель не решить проблему, а формально закрыть ее проявление и наличие в глазах А.

Покажем теперь, как меняются потребности участников в среде своих отношений.

 Этап 1. Динамика потребностей участников иерархии труда

Таблица 2

Состояние    А – высшее звено Б – среднее звено управления В – уровень исполнения

 1 Исходные роли управления в слоях управления и состояния

  ПТ

  

 <-ПБ2

 ПТ-> 



ПБ2

 2. Работник Б сообщает А информацию о том, что наличные R&R не позволяют обеспечить выполнение заданий P.

  ПТ

 ПБ2 -> ПТ (творчество передачи информации – ситуация не предписана)

 ПТ -> ПБ2  (озабоченность  в правилах и ресурсах, запрос на новый формы управления и реагирования)  



 ПБ2

 3 Работник А неадекватно вырабатывает санкции или выражает неудовольствие в отношении эффективности Б. (другие реакции, включая и правильные здесь не рассмотрены)

  ПТ - > ПБ3 (ПБ2, ПБ1)

Возможен страх утраты статуса (ПБ3) перед подчиненными или перед еще более высоким начальником, утраты ресурсов (ПБ2) или страх гибели (ПБ1) по обвинению в «срыве государственного плана» или во «вредительстве»

  ПБ2
Текущий руководитель Б может быть лишен премии, уволен, подвергнуться конфискации имущества ПБ2, лишен звания или чина (ПБ3), подвергнут пыткам или казни (ПБ1).

В лучшем случае, он остается на своем посту и больше не будет жаловаться на проблемы. Он далее пытается решать их самостоятельно.

 ПТ
в работе с нарушением технологии R&R, вырабатывает новую технологию R’&R’, которая возможна, но которая обычно не полно отвечает потребностям системы и ее производства

 







 ПБ2

 4 Начальник Б производит на свой риск замену технологии и информирования не информируя начальника А об этом, но сообщив, что устралил проблему

 ПБ3 -> ПТ

 ПБ2 -> ПТ -> ПБ2
 начальник Б производит замену технологии у работника В на R’&R’ и рапортует о полном устранении проблемы
 
 ПТ

 


 ПБ2,
работник В работает по новой технологии R’&R’
 5 Система потребностей участников восстанавливается,  но процессы функционирования теперь становятся условно произвольными, сохраняющими видимость порядка, но принципиально не оптимальными.  ПТ <-ПБ2



 ПТ->
 


 ПБ2  в работе с нарушением R&R и с заменой технологии на R’&R’

Общее следствие первого этапа состоит в появлении практики изменять правила труда в обход и помимо управляющих указаний сверху.

Этап 2. Борьба в иерархии за изменение процедур или символическое сохранение статус-кво

Теперь, когда ряд технологий в системе работают не по установленным традициям, правилам, законам, возникает возможность и реальность возникновения информационных сообщений и жалоб снизу вверх об их нарушении. И мы вынуждены обсудить тему доноса о нарушениях вообще.

Донос в России – не общность феномена

Дело в том, что не всякий работник (в России) считает важным сообщить начальству о некоторых нарушениях технологии, если он даже обнаружил такое нарушение один и первый раз. Донос в менталитете России часто рассматривается как отрицательное действие – «донос» или «карьеризм», «выслуживание перед начальством». Тема дает  повод поговорить об уже возникшей деформации труда и менталитета в России, например, об отношении к наемному труду, к правилам, к технологии, к закону в России.

Существующий «пофигизм», то есть цинизм и равнодушие к рабочему месту – это продукт «социализма», это результат растоптанной души и совести рабочего человека проездом по народу монопольного трейлера хозяйствующего государства. Об этике труда мы поговорим в другом месте. С другой стороны, страшный опыт первых массовых жалоб и доносов второй половины 1930-х годов на производстве в бытовой жизни привел к стойкому пониманию аморальности жалоб. Они кончаются плохо в целом для жизни и общества, как и несут личную угрозу каждому (как доносящему, так и не доносящему) потому, что теперь каждый даже доносящий не застрахован от доноса соседа по поводу или без повода.[7]

Динамика потребностей на этапе 2

Определение этапа 2. Нарушение традиций или правил, на которых функционирует система. Сообщение о несоответствии или о нарушении.

6. Некто исполнитель В или управляющий нижнего ранга В сообщает вверх по иерархии работнику Б о несоответствии новых текущих правил и процедур R’&R’ требуемым, нормативным или сакральным традициям R&R. Или то же делает Б в направлении А, если он сам не «исправлял» правила, и для него это откровение (далее мы обсуждаем для простоты вариант сообщения В к получателю Б). Основание такого поведения (критиканства, наушничества, доноса, важной информации) возникает, как сказано, не всегда и не у всех, см. Приложение о совести .

Мы рассматриваем теперь ситуацию в контексте истории шагов. Первый шаг уже был и технология изменилась. Что происходит теперь при поступлении информации именно от В к Б – к человеку, уже знающему о нарушении технологии?

Уровень текущей потребности работника Б в отношениях с подчиненным В падает от уровня творчества (ПТ) до потребности уважения ПБ3, иначе говоря – страха за свой статус.

Действительно, обращение В к Б – это прямая угроза карьере Б на предприятии. Сам Б не может честно объяснить работнику В суть дела, не затронув интересы своего руководства, то есть начальства А (или организации как системы в целом).

Сообщить вниз, что «я это уже говорил, но мое сообщение не приняли во внимание» работник Б не может. Это подрыв дисциплины на предприятии. Это признание в том, что Б не смог убедить начальника А в необходимости реконструкции правил. И это значит, что А не уважает Б, т. е. «не прислушивается». Всё вместе, как лишняя откровенность Б, может быть использована работником В как донос к начальнику А (через голову Б). Ситуация патовая.

И еще. Признавая свою вину (изменение технологии R&R), руководитель Б буквально «расписывается» в должностном преступлении. И это еще повод к жалобе на самого Б от подчиненных.

Все разъяснить подчиненному – означает войти с ним в доверительные отношения – не по своей воле – и без гарантий быть понятым.

У руководителя Б в таких обстоятельствах может активизироваться любая из трех потребностей: чувство утраты уважения и статуса (ПБ3), страх депремирования, или даже увольнения (ПБ2), и так вплоть до угрозы личной безопасности и обвинений в диверсии и измене, если  речь идет о государственных делах на достаточно высоком уровне, ПБ1.

Если обобщить точнее: Б своим объяснением с В по поводу несоответствия технологий и т. п. ставит себя в зависимость от В. Б рискует поднять самоуважение (ПБ3) и творчество (ПТ) работника В и «открыть» борьбу за собственную должность.

Итак работник Б находится в состоянии озабоченности сообщением, и это состояние 7 есть прямая угроза его положению в иерархии, см. Таблица 2.

Этап 2. Состояние потребностей участников трех типов в иерархии труда

Таблица 2

Состояние А - высшее звено Б - среднее звено управления В - уровень исполнения
5 Система потребностей участников производства с условно произвольными правилами, сохраняющими видимость порядка, но отличными от официальных правил.  ПТ  <-ПБ2

ПТ ->


ПБ2  в работе с нарушением R&R и с заменой технологии на R’&R’
6. Работник В  выявляет отклонение в технологии и сообщает работнику Б о нарушении технологий  ПТ  ПБ2

 
ПТ
 
ПБ2 -> ПТ
Работник выявляет отклонения и сообщает наверх по иерархии об отклонении в технологии
7. Состояние работника Б изменяется. Его потребность творчества сменяется озабоченностью.  ПТ  ПБ2

 ПТ - > ПБ3  (ПБ2,  ПБ1) 
 

 ПБ2 -> ПТ

Внимание! Мы видим, что работник нижнего звена выходит на уровень творчества и перестает быть исполнителей. Это и есть пассионарность (Гумилев) того общества, где каждый работник ощущает (вначале) себя творцом. Это одновременно и позитивное, если умеренное, но и возможно негативное состояние, поскольку за творчеством могут стоять более низкие потребности, например, не просто потребность уважения  (и достоинства), но и карьеризм, если подчиненный начинает донимать начальника по мелочам. Чувство меры на уровне низкой культуры соблюдается не всегда. И это в развивающихся обществах, как известно, доходит до обвинений во вредительстве, зависти к руководителю, или началом "революционных" нападений на директоров в духе культурной революции "открыть огонь по штабам".

И работник Б, как любой работник среднего звена, в такой ситуации должен найти универсальное решение. Ведь при усложнении среды и новой практике высшего руководства текущие официально признанные традиции, правила или законы нарушаются все чаще и чаще. И состояния и факты нарушений возникают все чаще, поскольку система в подобных ситуациях не изменяется вовсе или вынужденно изменяется, но спонтанно (не системно и примитивно), то есть неразумным образом.

Что предпринимает работник Б?

Этап 3. «Чистка организации» и переход к принципу «личной преданности»

Появление стресса у Б под воздействием «критикана, смутьяна, правдолюбца, диссидента» В – приводит к одному результату – стремлению от таких людей избавиться. Это первое и стандартное интуитивно найденное решение в системе управления. Известно, что уже в Имперском Риме оно было типовым – там речь шла о нарушении нравов и  традиций демократии республиканского Рима – борьба братьев Гракхов общеизвестна.

Каковы его (психо)логические основания? Как такое решение возникает в (достаточно общем) представлении абстрактного работника Б.

Работника Б в отличие от теории экономикс мы не считаем рациональным. Однако мы используем иерархию потребностей Маслоу. И мы представляем как следствие реальные психологические состояния работника в описанной ситуации, какие он получает, если НЕ ИМЕЕТ НА РУКАХ ТАКОЙ ТЕОРИИ, КАК ЭТА.

Психология смутьяна или скандалиста

Рассмотрим основания сообщения работника В к Б о нарушении технологии. Потребностной основой в разных ситуациях может служить практически любая потребность или даже их комбинация:

– совестное состояние (ПБ4), когда работник понимает, что продукции будет передана в использование пользователю с браком;

– творчество (критиканство) (ПТ), когда сообщение не входит в должностную инструкцию и в этику работника, то всегда это  одновременно и творчество; это наиболее частая причина;

– стремление поднять свою значимость и статус, вызвать уважение (ПБ3);

– в ситуациях дружбы и аффилиации для получения сочувствия своим проблемам и как потребность общения (ПО);

– чтоб обратила внимание коллега, которая нравится, то есть в случае потребности любви и принадлежности (ПЛП);

– получить премию или повышение в оплате и т.п. (ПБ2);

– бояться суда за преступную халатность вплоть до обвинений в контрреволюционном вредительстве с участием в террористической группе по подрыву производства (ПБ1).

Среди всех потребностей наиболее важными являются творчество и совесть. Это важные черты – выявление несоответствия в традиции, правиле и процедуре или в законе. Причина довольно общая – особенно в прошлые времена. Это как минимум новизна – выявление в своей работе отличий от типовой нормы или  традиции, то есть ориентировочно-исследовательский рефлекс, как у животного. Новизна особенно хорошо фиксируется сознанием в ситуации рутинного и типового труда. И творчество сообщения или доноса начальнику Б в сочетании с другими более низкими мотивами (потребностями) все же, как-никак, – инициатива. И это тоже состояние новизны для работника, который утомлен рутиной и готов к любому поводу сделать нечто необычное и даже поднять свой ранг – низкий в условиях рутины. Еще важнее, если человек – любит критиковать и давать публичные комментарии и оценки на работе по технологическим вопросам, хотя бы коллегам. Тогда это состояние души, возможно, метапотребность. Это как удовольствие (тестировщика) искать ошибки в программах.

Для руководителя среднего звена – это самое неприятное обстоятельство.

В чем суть такой активности? Суть такого поведения – личность ведет или обнаруживает неопределенность, неясность, непорядок, вызывающий удивление. В реальности наилучшие результаты такое поведение дает в случае обнаружения ошибки или несоответствия. Поведение такое потому выражает состояние потребности (поиска) новизны и неопределенности в терминах Маслоу-3 (ПНН).

А вот преодоления здесь пока нет, кроме страха обратиться к руководству. Преодоление иногда или часто оно невозможно и технически в рамках кругозора работников данной функции и даже в границах руководства. Ведь реальная проблема может далеко выходить за рамки выявленного дефекта и требовать объемных изменений в технологии или в организации труда.

Однако еще раз следует отметить, что работник с заявками на уведомлении о несоответствии (если он не несет ерунду или не демагог) близок по уровню к творцу, к творчеству: он «пришел, увидел, доложил». В терминах Макклелланда – это человек, ориентированный на достижение, а таких людей формально на предприятиях коммерческих и просто официально ценят как людей, если не творческих, то готовых к творчеству и новым начинаниям. И это относительно объективная финальная оценка при сочетании с другими мотивирующими активность потребностями.

А теперь о видении того же феномена в представлении начальника Б! Начальник не психолог и далек от нее. Он не знает ничего о мотивах и их спектре. Все, что ему видно из поступка подчиненного, следует в формуле: «этот человек ДОЛОЖИЛ!»

Что начальник Б о подумает о работнике В как нормальный руководитель?

Он отметит следующее

Это правдолюбец! Может доложить, куда следует. Вероятно, у него все в порядке, раз такой смелый! Он и себя уважает, и меня не боится. Не исключено, что его забота о предприятии выше, чем забота о работе и о начальнике, обо мне то-есть! И это означает, что он не трус. Так думает начальник Б, даже когда он не знает иерархии потребностей Маслоу. И он справедливо (в рамках сознания перманентного нарушения правил) начинает ощущать угрозу от такого работника. Руководитель утрачивает спокойствие, в рамках уже указанных потребностей ПБ3, ПБ2 или ПБ1. И вопрос, что можно и нужно сделать?

Практика борьбы с критиканством. Договор «личной преданности»

Что может успокоить начальника в этой ситуации? Кроме исправления ошибки производства, когда мы понимаем, что такую ошибку производства не исправить в реальном будущем, доступными руководителю Б средствами и в реальные сроки?

Необходимо немедленно дезавуировать общее представление о таком работнике внутри своего подразделения и вне подразделения, как о нормальном или хорошем работнике и т. п.

В прошлом, как в Европе, так и на Руси (и дервиши на Востоке) такие люди даже исключительно на бытовом уровне оказывались вне традиции. Они могли выжить, будучи вне поля нормальных отношений как клоуны и актеры, юродивые, сумасшедшие или … святые!

Но и на это требуются уже усилия и проектирование провокативных ситуаций. Долго… и опасно!

Что означает: устранить опасность для руководства в случае критиканства?

Изменить людей, которые тебя критикуют уже нельзя – нет времени. Это не дети. Кроме того, ясно, что критик публичный или даже личный – уже не слаб духом. И его перевоспитать очень трудно, практически нереально.

Поэтому таких людей следует заменять, удалять! Первый вывод – удалить таких людей или людей с потенциалом к такой деятельности из среды организации или из состава работников иерархии труда? Этому гуманному и в наше время решению для древних времен соответствует грубое и простое – «черных вестников» убивают.

Кем заменить? – Новым профессионалом и знатоком технологии? – Но мы сами технологию нарушаем, мы сами не способны ее исправить в силу сложности проблем и лени нашего высшего руководства! Выбирая профессионала – мы повторим старый опыт.

Может быть, нам следует выбрать просто послушного человека, который был бы готов делать все, что мы ему прикажем?

Но и просто послушный человек тоже слабоват духом и труслив. Он может испугаться и донести начальству выше о недостатках, и даже пытаться сделать себе карьеру на формальной слабости моего управления.

И потому я, начальник Б, должен его, слабого человека, чем-то мотивировать, заинтересовать.

И я, начальник Б, мотивирую его тем, что обязуюсь его «тащить за собой» по иерархии вверх в случае моего продвижения в карьере, я обязуюсь защищать его внутри организации от нападений подчиненных или других старших начальников. Я предлагаю включить его, как теперь говорят, «в свою команду!». Но, взамен, я требую от него и я обязываю его исполнять все мои решения и указания и поддерживать меня во внутрикорпоративной борьбе, то есть современным языком, я требую от него стопроцентной поддержки при работе в «единой команде». И я требую поддержки БЕЗУСЛОВНОЙ, АБСОЛЮТНОЙ.

Или короче: суть договора: «взаимное служение – ты меня слушаешься и поддерживаешь в любом деле, а я тебя продвигаю и защищаю в случае твоих «ошибок» или претензий других властей. Тем самым и в рамках этой договоренности, я уверен, что ЛЮБЫЕ ПРОИЗВОЛЬНЫЕ изменения R&R будут исполняться без возражений и вопросов. А «служение работника непосредственно мне» уже не зависит от того, что я ему скажу, и какую ошибку я бы сам не сделал.

В рамках потребностей принадлежность единой команде «безусловно», то есть по любым обстоятельствам (читай, по любым потребностям) соответствует принадлежности к семье.[8]

Так (изначально и как покажем потом, ошибочно) думает инициатор. Всех своих непосредственных или ведущих подчиненных он предпочитает подбирать таким образом и с такими условиями. Естественно, у каждого из таких людей появляется надежда на движение по службе и рост карьеры (уже независимо от их личных и профессиональных способностей, как они предполагают).

Динамика потребностей на этапе 3.

Определение этапа - изменение принципа подбора работников и принципов отношений в системе

7. После сообщения работника В о нарушении технологии текущая потребность работника Б понижается как минимум на одну из потребностей безопасности.

8. Работник Б принимает решение заменить работника В другим работником по принципу «личной преданности».

Теперь сообщения снизу не волнуют работника Б, а по традиции они просто прекращаются и «не беспокоят». И его текущие потребности безопасности в отношении к В теперь удовлетворены.

Означает ли это, что ведущей потребностью у работника Б снова стала потребность творчества? И вот здесь мы обнаруживаем упущение предыдущей версии нашей работы 2011 года. Тогда мы записали в восстановление потребности работнику Б потребность творчеству, то есть снова состояние 1. Однако теперь мы обнаруживаем нашу ошибку.

Дело в том, что, заменив профессионализм на личную преданность, работник Б предал сам себя. Он не справился с проблемой коррекции производства в иерархии (на своем участке или в подразделении) и создал себе символическую заглушку (психологическое замещение) в виде преданного работника или целой команды.

Может ли работник Б заниматься творчеством? Может! Но уже не на производстве и не в смысле производства! Теперь он может  использовать весь процесс производства в личных целях, но только в личных – ведь его непрофессионалы в подразделении могут разрушить, но не могут созидать – они смотрят в рот и автоматически «исполнят» все, что  он приказал. Они, как и он сам, не способны противостоять средовым изменениям и изменить технологию, приспособить подсистему.

Теперь все, что он может – это изображать процесс, делать что-то подобное тому, что полагается, и не в этом радость, находиться некоторое довольно длительное время в спокойном и безопасном состоянии. И единственное творчество, которое ему становится доступно в подразделении использовать это рабочее место как инструмент для роста оставшихся у него активными две-три потребности – уважение, потребность ресурсов и безопасность 1.

Творчество в поддержании статуса и уважения нам прекрасно известно – это метапотребность власти. Творчество в получении все новой власти есть творчество карьерного роста.

Творчество в области накопления ресурсов ПБ2 нам тоже хорошо известно – это накопление и увеличение личного дохода оригинальными путями и серыми схемами или безмерная жадность, которая известна по своим результатам как коррупция.

О творчестве в области насилия над другими людьми можно говорить только в смысле исторических форм творчества, например, в государственном аппарате при осуществлении насилия. Политическая борьба с уничтожением своих противников относится к этому классу творчества. Достаточно вести многоходовую борьбу за централизацию своей власти с риском пасть жертвой чужих интриг. Но нередко в такой ситуации недостаточно собственной пассивности. В пассивности уже есть риск пасть жертвой, не осуществляя борьбу за собственную власть. И доносительство в некоторый период может стать поветрием не хуже моровой язвы, на что указывает и известная кампания 1937 года. Вот уж змеиный террариум, где «человек человеку» может быть как в советское время шутили, – «товарищ… волк».

Творчество насилием это то же устранение своего страха (боли и смерти), но путем построения такой тирании, где все тебя боятся, все боятся своих боли и смерти. Примеры Робеспьера или Сталина из группы этого рода.

9. Итак, мы пришли к выводу, что творчество нового типа, оказывается особым творчеством, которое относится уже не к развитию иерархии труда как целого, а к обеспечению путем некоего творчества собственной безопасности, на каждом из уровней, на которых создаются типовые отношения класса «личной преданности». И мы условно и обобщенно обозначаем эту потребность творчества как метауважения ПТ-ПБ3 или МПБ3 (метаПБ3), метанакопления ПТ-ПБ2 или МПБ2 (метаПБ2) или метанасилия ПТ-ПБ1 или МПБ1 (метаПБ1). Но на этом фоне остальные на своих постах могут просто требовать уважения статуса ПБ3, подчинения воровству и коррупции ПБ2, подчинения силе и принуждению ПБ1. 

И новое состояние «личной преданности» имеет совершенно иной характер. Функция и технология с ресурсами для выполнения функций иерархии труда больше не играют значения. Значение играет только сохранения постов и карьерный личный рост, возможно личное обогащение.

Новые этапы и переход представлены таблицей 3.

Этап 3. Очистка  или переход к принципу «личной преданности»

Таблица 3

Состояние  А - высшее звено  Б - среднее звено  В - уровень исполнения
Роли управления в слоях управления  ПТ  ПБ2
 ПТ

 ПБ2
7. Состояние работника Б изменяется. Его потребность творчества сменяется озабоченностью  ПТ  ПБ2
 ПТ - > ПБ3 (ПБ2, ПБ1)
 

  ПБ2 -> ПТ

8. Работник Б заменяет работника В другим по принципу «личной преданности»  ПТ  ПБ2
 ПБ2 (ПБ3,ПБ1) -> ПТ
Б заменяет работника В  
 
 ПБ2
9. Новое состояние «личной преданности». Оно имеет совершенно иной характер. Функция и технология с ресурсами для выполнения функций иерархии труда не играют значения. Значение играет сохранения постов и карьерный личный рост, обогащение, даже сохранение жизни.  ПТ



 ПБ2
 
 МПБ3 или «творчество» без системности структуры подчинено потребности ПБ3 – это метапотребность власти. Или иначе «творчество» узко направлено только на сохранение и рост во власти и обогащение во власти. МПБ2
 ПБ2

Творчество на рабочем месте в рамках «личной преданности» теперь служит росту карьеры и других ценностей, включая конкуренцию на рабочем месте, преодоление роста оппонентов. Возможно, когда-либо с развитием психологии управления мы сможем точнее изобразить этот процесс.

Этап 4. Следствие – взаимная зависимость и разрушение иерархии

Нам осталось увидеть «последний акт мерлезонского балета».

Однако, прежде всего, мы уточним, что «личная преданность вне семьи»» не всегда была аморальной и разрушительной. Для нее в начальной истории человечества имелось особое и позитивное значение.

Личная преданность. Когда она была полезна в истории

Личная преданность в далеком прошлом означала защиту личности и человека, его жизни (ПБ1). В основном она играла роль в охране вождей, в родовых отношениях и позже при феодализме, в защите сеньора и в совместной защите клиента или вассала (и крестьян) от обид других «сильных людей» или от вторжения иноземцев, которые могли убить или увести в рабство.

Действительно, пока речь идет о голоде и производстве хлеба, умственный творческий труд заключается только в охране жизни и здоровья людей. Сама охрана жизни составляет всю технологию управления трудом рыцарей и ресурсы такого управления, вплоть до выкупа плененного сеньора из рабства. Такой договор преданности адекватен сути разделения труда и сути служения сеньору вассалов, как и крестьян вассалам и сеньору.

Но взаимное служение это различно и уже опирается на достаточно четкий и явный договор. Он имеет явную и осмысленную логику и потому социальную силу. Вот его положения.

Крестьяне выращивают хлеб. И это больше физический труд и традиция. А сеньор в иерархии труда проявляет умственный труд политической и военной силы, хотя кажется, что он их только пасет, охраняет и «стрижет» (реальный и циничный образ того времени – овца).

Сеньору не надо менять технологию крестьян, хотя и такое бывало. Но военное дело и военно-политическое равновесие отношений сеньора с вооруженными соседями – не менее хлопотное дело, чем в XX-м веке.

Потому личная преданность была одновременно и совестью (с риском собственной жизнью) для сохранения других жизней. Преданность была частью социальной функции военных вождей, родовой защиты или феодальной защиты крестьян от произвола бандитов и всех «не своих». Фактически это были «крыши» того времени. Просто их название тогда звучало приличнее и имело взаимовыгодный в те времена характер.

Но правила «работали» (в случае феодализма) потому, что не мешали и даже лучше, с меньшей эксплуатацией, то есть, эффективней, чем у государства обеспечивали безопасность сельского производства крестьян.

Ведь крестьяне в случае тяжелых повинностей жадного сеньора могли бежать к соседнему сеньору. И у щедрого сеньора оказывалось много крестьян. А жадному хозяину нечем было прокормить своих рыцарей за общим столом! И это выразилось, в конечном счете, в истории Европы (и только Европы – отсюда и формирование ее цивилизации) в снижении средней эксплуатации крестьян.

В конечном счете, избыточный продукт реализовывался не в большие новые войны для создания империй – это было уже невозможно (в связи с выравниванием технической культуры), а в рост населения. Именно избыток в условиях избытка продовольствия (иначе бы он - избыток погиб от голода) и образовал новый стихийный город из крестьян-мастеров, платящих чинш сеньорам.

А далее это выразилось появлением тысяч свободных малых (несколько тысяч жителей) городов еще до усиления королей (центральной власти).

 Такова история позитивного «роста личной преданности».

Итак, ТОГДА разделение труда, взаимное служение и совесть (рыцарская, например) совпадали.

Уникальность феодализма – это опасность насилия (ПБ1) на всех уровнях. Уникальность превращается в преимущество феодализма (и анархии) через единственное в историческом процессе и уникальном пространстве (Европы) отсутствие государственного монополизма и наличие сеньориального противостояния.

И в этом ключ к разгадке развития ремесла из земледелия и хозяйства вообще и собственно позитивного прорыва хозяйства при феодализме.[9] 

Личная преданность и ее вред в целом

Другое дело государство в рыночной среде и со сложными технологическими цепочками, которое имеет множество общественных функций

Третье дело – это организация производства в сфере рыночных продуктов и услуг. Услуги и товары, общественные функции – не есть за редким исключением (военного дела) процессы, связанные с немедленной угрозой жизни и здоровья. А технологии оказания всех производственных услуг в современном хозяйстве обеспечиваются через удовлетворение потребности в безопасности 2 (ПБ2).

В таком обществе и в таких организациях суть договора личной преданности – это снижение уровня «служения» на низкий примитив потребности страха смерти и наказания, например, заточение в тюрьму или казнь за причиненный государству (ПБ1) или конфискация имущества вред, причиненный фирме (ПБ2).

Ущерб, нанесенный государством или частной монополией обществу, когда они имеют монопольные привилегии в хозяйстве, много превышает риски, которые несут руководящие работники таких монополий. Ибо ресурсы в монополии производятся и и/или используются неэффективно и просто расхищаются.

Именно здесь цена договора «личной преданности» «высоких договаривающихся сторон» – это отказ от творчества и от совести. Потребности творчества и новизны и неопределенности даже в критических ситуациях гарантированно сменяются только уровнем не выше ПБ2 – потребности в безопасности (обеспечения ресурсами – работы и оплаты труда).

Какова же цена отказа в производстве от профессионализма (то есть от людей творчества)? Потери образуют длинный список, имеют множество аспектов. То, что говорится ниже, есть информация. Она образует описание неосознаваемой участниками технологии разрушения иерархий труда.

Устранение творчества и совести людей (в крайних случаях нарушений, а мы обсуждаем именно эти моменты) даже в минимальной форме проявления из структуры иерархии обедняет саму организацию (иерархии труда). Отсюда прямой вывод: Государственная или промышленная и корпоративная система становится неадаптивной, жесткой.

Мы сравниваем реализацию одного и того же явления, но на разных уровнях потребностей.

Принадлежность и личная преданность в семье и принадлежность сеньору и личная ему преданность влечет рост жизни и кажется по историческим результатам верным.

Принадлежность к группе и личная преданность в организации оказывается ведет к разрушению.

Еще раз! В чем разница?

А разница кроется в уровне потребностей – близости уровня потребностей к жизни и смерти.

Без преданности друг другу умрут дети в семье, без детей в старости умрут раньше от голода ослабевшие родители, и некому опыт передать. Без личной преданности сеньору если не умрут от насилия, то умрут от голода те, крестьяне, которым удастся вырастить и собрать урожай, ибо любой чужой  вооруженный грабитель очистит их амбар и оставит без хлеба. Без хлеба , выращенного крестьянами нельзя будет столоваться рыцарям, преданным вассалам и не будет той команды, которая способна отстоять крестьян от набегов разбойников, см. «Семь самураев» Куросавы. И это жестокая правда жизни.

А при росте потребностей требуется не только преданность, но и профессионализм – опыт. Прежде все одной преданности и принадлежности недостаточно. И заменить второе свойство на первое, более древнее состояние никак невозможно. Из системы служения профессий (вассалитет) возникает профессионализм всех видов. Он нарастает на служении и преданности – сельские профессии, городские профессии, военные профессии. Но не наоборот. А вот профессии требуют ДОГОВОРА и сознательного взаимодействия на уровне МНОГО ВЫШЕ страх боли и смерти. Это минимум потребность безопасности и максимум потребность творчества. Вот почему организация и рынок и отсутствие монополии противостоят монополии как источник падения всего хозяйства до уровня силы и страха боли, то есть до возврата к древнему исходному состоянию нищеты и служению во имя сохранения жизни. Оказывается, что профессия уже построена на безопасности 2, как минимум. И это более высокий уровень.

И тогда можно формулировать тот огромный исторический вывод, касающийся не только монополий как принципа, но и, в частности, войны и империй (военного насилия в объединении народов) как принципа.

Безопасность 1 (как феномен проявления опасности насилия)  если она каким-либо путем возникает (как страх), то ломает и разрушает профессию и договоренности свободного найма. Она разрушает свободу смены труда, свободу творчества. Вот почему все товарно-денежное хозяйство безвозвратно ломается ОТ войн, насилия, чрезмерной военной деятельности (и ориентации экономики на захват, на экспансию), ТОЧНО ТАК ЖЕ, КАК И ОТ МОНОПОЛИЙ. 

Нормальный капитализм, как и рынок, несовместим с войной и насилием. Он же обязан признавать права народов, а потом людей и их собственности.

Мы начали с монополии, но теперь понимаем, что тема власти и насилия отражена в теории потребностей Маслоу, в социологии и истории как единое реальное и потому мыслимое целое.

Кратко перечислим все следствия преданности-принадлежности внутри системы:

- снижение творчества;

- блокирование каналов информации снизу;

- снижение творчества в работе работников;

- блокирование каналов информации снизу;

- снижение мотивации к качеству труда;

- падение квалификации труда;

- отчуждение от труда;

- снижение дисциплины и ценностей;

- деформация ценностей;

- утрата смысла жизни;

- деградация мужчин;

- утрата взаимного уважения;

- уважаем только вождь;

- аномия как обобщение;

- замещение социальности размерами семьи;

- признаки снижения эффективности труда.

Динамика потребностей на этапе 4.

Итак, руководители Б поменяли работников В на «лично преданных». Теперь при внешнем сохранении уровней удовлетворенных и удовлетворяемых потребностей, инструментальное поведение по их удовлетворению стало произвольным. Любой приказ сверху исполняется по мере стараний и сил, но теперь без претензий к средствам достижения поставленных целей. А средством «достижения» может быть и прямой обман, и искажение информации.

Высшее руководство не очень интересуется, за счет чего получен результат, потому, что его собственная квалификация не достаточна. Второе, руководство понимает, что ресурсов и ряда других условий, оно само обеспечить для выполнения заданий часто не может. Качество результата, выполняемая функция, эффективность или системность с позиции существования иерархии вообще перестают рассматриваться как реальные осмысленные цели при том, что официальные оценки и ценности будут декларироваться на самом высшем уровне.

Да эффективность и не может рассматриваться как критерий, поскольку квалификация работников не входит в число приоритетов при назначении на должность.

В новейшее очень финансовое время дополнительным ограничением служит невозможность снять (и обидеть) вассала, который «слишком много знает». Выход в последнем случае – «самоубийство» или «смерть по причине здоровья при исполнении». Отсюда же и невозможность подать в отставку и уйти с должности на покой – работник на пенсии или уже заграницей с большими деньгами –есть для власти опасность. Во почему некоторые ушедшие делают свое заявление об отставке заграницей – безопасней. Внезапная смерть без кривотолков уже невозможна. А представьте себе, что человек сообщает властителю о своем твердом несогласии с курсом и твердом желании отставки. В такой момент и ДО контакта с журналистами власть успевает сделать всего два дела. Или не дать человеку живым дойти до журналистов – скончался скоропостижно на работе. Или немедленно объявить СМИ обвинения «отщепенцу» в утрате  доверия и завести «дело» по поводу его хищений, чтобы можно было дезавуировать любые последующие критические замечания покинувшего корабль «предателя».

 Приоритетом или единственной целью на всех уровнях становится сохранение полной преданности с одной стороны и сохранения должности или возможный ее текущий рост – с другой. Все акции вне организации или государства носят цель поднять престиж самой организации и ее главы или элиты.

Таким образом, мы представили целый ментальный комплекс поведенческих норм синдрома «личной преданности», который прекрасно известен (в России) своими деталями и частями, но вряд ли  воспринимался единым пакетом, как взаимосвязанное целое.

Мы начинаем описание состояний с исходного состояния – произведенной замены работников на людей «личной преданности», см. состояние 9 в предшествующей таблице 3.

Первое следствие возникает достаточно быстро, оно соответствует системе Маслоу-3. Это новое состояние подчиненного работника есть и новые его потребности.

10. Новая БЕЗОПАСНОСТЬ – распространение сверху донизу. У подчиненного работника в системе «личной преданности» достаточно полно удовлетворяется потребность ПБ2 в отношении к старшему, к «патрону». То есть эта потребность почти отсутствует. Кстати, такое отношение (уверенности) существует для средних и не очень далеких людей. Более того, потребность безопасности 2 (тревога) как бы исключены самим личным договором о «пребывании в одной команде». Такое пребывание есть гарантия, что патрон отвечает за ошибки вассала в счет его личной преданности и обеспечения постоянной поддержки.

В системе «личной преданности» наибольшим преступлением считается не воровство (пример, Меньшиков у Петра), а личное предательство как «измена», то есть переход на сторону политических или экономических оппонентов-противников (то есть опять же нарушение преданности). В связи с этим у подчиненного появляются более высокие потребности – уважения и творчества в отношении распоряжения ресурсами (ПО – общение гарантировано по должности).

У работника также появляется леность в части требований к нижестоящим работникам и повтор форм поведения собственного начальника – формирование «своей команды». Отношения личного плана и преданности распространяются вниз практически до конца. И всегда появляются как «любимчики» или «свои», так и «козлы отпущения», как люди квалифицированные, но не лично преданные. Все подчиненные должны быть не умнее, а предпочтительно глупее начальника. Если используется умный, то в интересах начальника всячески подчеркивать его недостатки и унижать, в любом случае умный обязан всячески подчеркивать преданность и постоянную готовность на «все».

11. Коррупция. Становится безопасным направлять функции и ресурсы вмененных функций к собственной выгоде. Тогда в условиях безопасности появляется, наконец, процесс, который официально и в уголовном кодексе именуется коррупцией. Основной его объем идет через приватизацию или воровство ресурсов системы руководством, что собственно и отмечено во всех определениях коррупции.

Таким образом, большинство предшествующих процессов (кроме назначения на должности по протекции или за вознаграждение), подготавливающие коррупцию, самой коррупцией не именуются, и как опасность не рассматриваются.

Что такое собственно воровство? Это произвольное и в свою пользу изменение функций (а иногда и самой структуры) иерархии труда. То есть это особая реконструкция иерархии труда или социальной структуры в пользу ее расхищения, удобств расхищения или присвоения части собственности. Предельным случае становится прямая борьба за власть и смещение прежнего хозяина, то есть «переворот» - синдром мажордома», в котором хозяина смещает домоуправитель.

Как же возникает творчество хищения? Это мотивация по ПБ2-ПБ3. Она может переходить и в творчество. Дело в том, что всякий рост потребностей в теории Маслоу как первое однократное действие в личном плане есть и личное творчество. Творчество как преодоление неопределенности носит здесь одноразовый характер, если человек УСПЕШНО удовлетворяет новую потребность ПЕРВЫЙ РАЗ. Ведь неудовлетворенная потребность всегда есть неопределенность, а ПЕРВОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ есть всегда ПРЕОДОЛЕНИЕ. Потому человек, у которого все получается становится интегратором «ориентаций на достижение» по Макклелланду. 

Примером может служить рост достижений и потребностей талантливого вплоть до звания Светлейшего князя (Римской империи), единственного в Российском дворянстве Герцога Ижорского и даже Генералиссимуса (уже во времена Петра II) Александра Даниловича Меньшикова. Скромность его отмечена историками [Павленко Н. И.], возможно, лишь в одном:  – он никогда не ссылался на врученный ему и подписанный самим Ньютоном титул члена Британского Королевского (научного) общества. Это, несомненно, и без шуток, творчество в сочетании с жаждой ресурсов и власти – ПТ-ПБ3. Мы обозначаем процессы коррупции в смысле  удовольствия как метабазовые потребности – творчество, надстроенное над жаждой наживы или власти.

Дело в том, что работник подчиненный, как мы говорили уже, не может быть творческим, он и не является творческим работником в смысле функций и профессионального труда – иначе он вошел бы в противоречие с начальником. Но как раз в данной ситуации коррупции ни в смысле функций, ни в смысле профессионализма творчества и даже просто дисциплины не требуется. Но есть риск, например риск вымогательства взятки или риск воровства, и есть достижение, преодоление риска (при успехе). А это тоже адреналин или другие опиоиды.

Дополнение. Работать с начальником, который требует полного исполнения указаний, и не терпит возражений, может только человек без совести, то есть работающий в рациональном плане на коротких логических цепочках своих выгод и затрат. Как мы показали выше – у таких работников наибольшей ценностью в массе является семья или общение. Не исключены удовольствия и метапотребности в других сферах и даже профессиональные. Но могут быть и метапотребности как стремления к уважению-власти, власти как сохранения монополии. И это (как новый вывод) означает, что высшие потребности – метапотребности отрицательного типа, надстроенные над базовыми потребностями, в частности, над уважением, не требуют удовлетворения совести (ПБ4).Конец дополнения.

Тогда основными мотивами труда подчиненных работников по «договору служения и личной преданности» являются:

– потребности ПБ2 (присвоение ресурсов);

– потребности любви и принадлежности (ПЛП) (забота о семье, малое внимание к работе и то же присвоение ресурсов или присвоение времени работы);

– потребности общения (ПО) (присвоение времени труда в ущерб работе);

– потребность уважения (ПУ-ПБ3), которая выражается в престижных статусных действиях и престижном потреблении (влекущих затраты на себя в рамках службы и представительства или просто при хищения);

– потребность новизны (ПН), которая удовлетворяется в строительстве и других затратных за счет хищений новациях вплоть до путешествий, постоянных обновлений функций, материалов и развлечений, то есть, всего, что может позволить собственные доступные работнику ресурсы организации;

– потребности творчества (ПТ), не имеющие отношения к основной работе, фактически за счет средств организации и во время основной работы, например, коллекционирование ценных вещей или некие прихоти;

– наконец, метабазовые потребности настроенные на трех потребностях безопасности ПТ-ПБ1 (борьба за власть с риском для своей жизни, например, переворот, ПТ-ПБ2 (хищение – борьба за чужие ресурсы), ПТ-ПБ3 (борьба за статус – интриги по службе) по своей основной деятельности, то есть в смысле коррупции.

12. Вскрытие коррупции и состоянии круговой обороны. В случае выявление случаев коррупции со стороны происходит общее состояние «пожарной тревоги» на всех уровнях и совместной защиты от признания и раскрытия преступления. При этом верх всегда покрывает подчиненных. И это важное условие договора. История знает ситуацию, когда в ФСБ подчиненные сотрудники, которым дали приказ на убийство, выступили с заявлением на телевидении. Ведущие участники потом преследовались, а часть была уничтожена.

13. Закрытие коррупционных дел и рост статуса участников. Важным результатом таких скандалов является повышение статуса участников на всех уровнях – рост их уверенности в себе и своих возможностях, как и дальнейшее падение  взаимной дисциплины.

14. Дальнейшее расширение коррупции и истощение. На любые перечисленные удовлетворяемые потребности требуются новые ресурсы, а потребность БП2 в отношении занятия должности уже удовлетворена. Такие ресурсы поступают практически всегда за счет государства или предприятия или в виде хищения времени труда. Хищение времени труда обычно в социологии именуются «социальной леностью», а по Маслоу означает удовлетворение потребности в безопасности БП2 – коррупция длительное время существует за счет истощения долговременных запасов и ресурсов иерархии труда – именно истощения основных запасов иерархии труда или источников их пополнения и кладет пределы существованию подобной системы.

Еще больше ущерб в системе от простого неисполнения необходимых функций работниками всех уровней. Система в таком варианте просто перестает быть системой. И это немедленно сказывается на прекращении ее полезных функций вообще.

Каковы в этом периоде реакции верхов? Уже к этому моменту работник управления вышестоящего уровня видит выход работников нижнего уровня управления из-под своего контроля. Но он уже не может ничего сделать. Невозможно вынести «сор из избы», нельзя наказать подчиненного работника – он слишком много знает. Высший должен подчиненного спасать. Этика отношений в этом и состоит. Так же думают и подчиненные сотрудники – начальство должно их спасать.

Мы закончили наше представление следствий удовлетворения безопасности для подчиненного в договоре работника управления.

И второе следствие - СРЫВ ВЫПОЛНЕНИЯ ОСНОВНЫХ ФУНКЦИЙ. Оно основано на первом следствии. Этот срыв состоит в глобальном снижении эффективности системных функций организации. Оно основано не только на самом поведении работника, но и на повторении таких процессов и форм поведения работниками уровнями ниже и так до самого уровня исполнения. Например, в Древнем Шумере или в Египте ухудшается организация оросительных работ, контроль водозабора, распределения и подачи воды между полями. В результате сокращаются урожаи и потому зерновые запасы системы. В советское время в прессе отмечались случая прямого пренебрежения должностными обязанностями на самых низших уровнях. Например, на майские праздники работники животноводческой фермы (грязь и дождь) 10 дней (с 1-го по 9 мая) не заходили на ферму поить и кормить скот, в результате чего большая часть скота сдохла.

Описанный в 14 уровень обычно последний для случая коррупции в частновладельческой монополии, в коммерческом предприятии. Ведь любой дефицит ресурсов немедленно ломает бизнес – приводит к банкротству. Любой дефект ресурсов означает гибель производства. Но достаточно менее серьезных нарушений просто в бездеятельности руководства фирмы. Мы отражаем ликвидацию частных монополий снижением уровня потребностей их руководства до уровня ПБ2 (они имеют ресурсы). Исполнители обычно ресурсов имеют недостаточно и нередки случаи деприваций нижнего уровня.

15. Снижение эффективности работы системы ведет к появлению сбоев по ресурсам на локальном уровне. Начинаются конфликты по поводу дележа ресурсов. Это отражено в таких терминах как «ведомственная разобщенность», «долгострой», «включить или исключить из титульного списка» (то есть начатых работ, которые государство будет финансировать в этом году, чтобы они были завершены. Падение дисциплины означает и переход на всех уровнях к проявлению ПБ3 или МПБ3 – агрессивность, амбиции, заносчивость и взаимные скандалы. Найти нормальных работников фактически невозможно. Стремление к учебе резко падает (1980-е годы – СССР).

В этой связи и ментальное положение верхов спускается на реальный уровень сохранения и поддержания статуса ПБ3. На нижних и средних уровнях начинаются перебои с ресурсами – и типичны дефициты услуг и продуктов (ПБ2, ФП).

16. Предельное истощение государственных ресурсов.  Следствие длительных хищений и низкой мотивации труда в сферах, которые контролирует государство, приводит к сокращению валового продукта в стране и потому в государственном аппарате возникает, как и в обществе более интенсивный спрос на недостающие ресурсы. Объем ресурсов в частных руках при нищающем бюджете государства увеличивает важность частных владений, включая и ведущих коррупционеров. Здесь обычно старая государственная власть теряет ресурсы через их приватизацию (чиновниками). Важные средства оказываются в руках вторых и третьих лиц и уровней государства. Таковы, например, периоды подъема мажордомов при ослаблении Меровингов, а в последующем и разложение Каролингов.

А недостаток государственных и частных ресурсов в соответствии с Маслоу приводит и к падению уровня удовлетворения потребностей и к яростной борьбе за статус (ПБ3), к борьбе еще ниже просто за ресурсы (ПБ2) и за жизнь, которой угрожает внутренняя борьба и борьба за ресурсы (ПБ1). Соответственно возникает передел власти чиновниками, который рано или поздно заканчивается различными вариантами смены власти и ее форм.

Этот момент уже не является предметом обсуждения в данном материале, но комментирован нами по деградации начальных иерархий труда до освоения железа, по развитию и распаду имперских и рабовладельческих иерархий труда, по разложению последних варварских империй мажордомами и о появлении феодальных иерархий труда.

Этап 4. Разрушение иерархии труда в результате коррупции

Таблица 4

 Состояние  А - высшее звено  Б - среднее звено управления  В уровень исполнения
9. Новое состояние «личной преданности». Функция и технология с ресурсами для выполнения функций иерархии труда не играют значения. Значение играет сохранения постов и карьерный личный рост и извлечение выгод и ресурсов (коррупция).  ПТ  ПБ2

 МПБ3 или МПБ2 -> МПБ



 ПБ2
10. Состояние личной преданности охватывает основные звенья иерархии – распространяется как стереотип на все звенья иерархии. Стремление к престижу и росту становится приоритетом среднего звена  ПТ -> МПБ  ПБ2 - > ПБ3

 МПБ


 ПБ2
11. Появление недисциплинированности у подчиненных Б к А и В к Б. Появление хищений средств и растраты времени предприятия, частичного или полного неисполнения функций на всех уровнях. Не позже шага 11 происходит гибель частных монополий или корректирующее слияние старых монополий с молодыми и конкурентоспособными структурами  МПБ   ПБ2 - > ПБ3

 МПБ
Имеет иной смысл


 ПБ2 -> ПБ3
12. Вскрытие коррупции и круговая оборона всего аппарата управления. Выравнивание взаимного неформального статуса в режиме "уважения" 
 ПБ3
 ПБ3  ПБ3
13. Институционализация (признание и офрмление) коррупции МПБ
 МПБ
 МПБ

 ПБ3 -> МПБ
14. Истощение ресурсов на локальных уровнях в иерархии труда. Сбои и несистемное функционирование иерархии  труда на локальных уровнях. Забота о ресурсах становится важной частью жизни всех участников системы. Наверху усиливается реальная угроза утраты статуса ПБ3. МПБ -> ПБ3  МПБ -> ПБ3
 МПБ -> ПБ2
 МПБ -> ПБ2, ФП
15. Снижение эффективности работы  государства. Истощение государственных ресурсов и борьба за изменение и сохранение статуса. Подъем реальной активности и потребностей низов  МПБ3->ПБ3  ПБ2 -> ПТ -> ПБ3  ПБ2 -> ФП -> ПБ3 возрастает кризис базовых потребностей низов
16. Позже в зависимости от окружения возникает – раздробленность (утрата целостности), внутренние социальные (классовые) революции или внешние вторжения.   MПБ3->ФП, ПБ1  MПБ3 -> ФП, ПБ1  ПБ2 -> ФП  ->    ПБ3  и ПБ1

Мы заканчиваем изложение процесса. Остается отметить, что способы решения проблемы коррупции, которые изложены выше, существуют и давно известны. Их суть – реконструкция структуры и функций иерархии труда в момент появления новых изменений среды, новых функций или несоответствия старых функций новым требованиям среды. Это и есть подлинные пути адаптации социальных систем. [10]

Решение проблемы коррупции - основной путь

Ниже мы намечаем некоторые важнейшие направления в устранении  коррупции, которые давно применяются в управлении развитых стран. Однако в России они известны лишь узкому кругу специалистов и почти не знакомы широкой общественности, политикам и журналистам.

На протяжении второй половины XX-го века и особенно в его конце и начале нового тысячелетия в теории управления организациями произошла новая организационная революция. Её суть стоит кратко изложить здесь  в терминах настоящей работы, как приложение к теме настоящей статьи.

Каждая организация в наше время, когда создана, обычно минимально соответствует своим функциям, для которых она предназначена и сбалансирована по ресурсам, количеству и профессиональной квалификации работников. Кроме того, на каждом рабочем месте подготовлены рабочие (должностные инструкции). Однако в наше время резко возросли как сложность организации и выполняемых ею функций, так и скорость и объем основных производственных процессов (или функций). Это касается и государственных учреждений, и частного бизнеса.

Особенность новых технологий включает в себя участие труда и услуг множества работников разных профессий, последовательно работающих над одним и тем же заказом в технологической последовательности или цепочке. Такая цепочка означает единый один из многих на предприятии или в организации процесс, который должен эффективно соединить в себе множество разделенного труда. И новый принцип образует технологию "процессного управления", где каждый процесс для основных продуктов организации должен объединять в управлении множество людей разных профессий. Чистая иерархий труда при этом сохраняет лишь функцию управления (оснащения, обучения, обмена опытом) людьми примерно одной и каждой профессии, труд которых разнесен во времени и пространстве на разных производственных процессах нередко в самых разных комбинациях, которые могут и не повторяться.

Поскольку среда меняется очень быстро, то приспособление или адаптация организации к переменным или просто новым условиям должны тоже происходить в приемлемые сроки - месяцы и до полугода.

И для изменения структуры и функций ВСЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАБОТНИКОВ ЛЮБОГО ПРЕДПРИЯТИЯ развиты идеология 1) учета реальных процессов всех видов труда, включая конторский, офисный; 2) расчета и оптимизации, 3) совмещения и эффективного использования всей необходимой функциональности 4)  и 5) автоматизированного ведения и мониторинга таких процессов. Кроме того, технологии проектирования позволяют оценить и устранить узкие места («бутылочное горлышко») в потоках производственных процессов, то есть в производстве продукции или оказании услуг.

Суть технологии процессного управления состоит в особом математическом (алгоритмическом) представлении (описании) функций и потоков работ, исполняемых работниками и центрами производства. Работы могут представлять производство продукции (станки, установки, конвейеры) и услуги, включая принятие решений и оказание услуг. Тогда на вход (ы) организаций, как и их подразделений, поступает (ют) 1) потоки документов, заказов, материалов и сырья, оборудования и клиентов; 2) управляющие команды и 3) поддерживающие ресурсы. А на выходе (ах) организации или подразделения учитывается поток готовой продукции или услуг, включая информацинные.

Учет и построение схем процессов (бизнес-процессов) обычно именуется проектированием или реинжинирингом процессного управления (помимо традиционного функционального управления работниками в функциональных подразделениях).

Каждый спроектированный процесс становится звеном горизонтального управления, куда входят люди многих профессий, включенных в конкретный поток обработки продукта или услуг. У каждого процесса есть свой управляющий, как и у подразделения свой руководитель.

Таким образом, рядовой работник включен и в свое функциональное подразделение по профессии, и в свой процессный поток, а то и в несколько параллельных потоков (как например, секретарь, водитель или грузчик) и имеет, таким образом, двойное подчинение или, как говорят, матричное управление как для выполнения прямых процессов по заказам, так и специализированных периодов накопления опыта и контроля качества по профессии в профессиональной группе.

Пересмотр производственных потоков осуществляется по каждому производственному подразделению и по всему учреждению (любой принадлежности)периодически или по разовому заказу от предприятия специальными группами или фирмами внешнего управления (или в режиме аутсорсинга).

Тем самым обеспечивается разовая или периодическая коррекция структуры и функций как часть адаптация (приспособление) организации к изменениям условий функционирования с учетом и под контролем руководства предприятия или организации.

Стоит добавить, что  именно на основе бизнес-процессов и информации таких проектов разрабатывается все программное обеспечение предприятий на рабочих местах, должностные инструкции для всех работников и планируется загрузка рабочих мест или их высвобождение, что ведет к экономии затрат, так же как и планирование расширения рабочих мест в случае роста спроса на продукцию и услуги. Для обеспечения работ давно существуют соответственные методы и инструменты.[11]

Такие работы и их исполнители в идеале периодически (или по отдельному заказу) проверяют и поддерживают в актуальном состоянии структуру и функции каждого производственного процесса в соответствии с изменениям внешних и внутренних условий «среды обитания» учреждения. Более подробно мы постараемся осветить эту тему в применении к государственному управления в отдельной работе.

Январь 2015

Примечания

1Примечание 01. Ведущей является в нашем мире должна быть потребность безопасности 2 (ПБ2). Но в реальности могут быть и менее типичные варианты – например подчиненный борется за власть с начальником. Тогда его потребность в отношении вверх есть уважение - ПУ. Иногда – это может быть и мятеж, заговор, попытка уничтожения, которой соответствует потребность страха смерти (казни) и наказания (ПБ1). Угроза может возникать в случае неисполнения приказов руководителя, что может иметь место в бандитской шайке или в жесткой тоталитарной системе в момент войны, подозрений со стороны А в измене и в заговоре против власти Б.

2Примечание 02. Такое управление, как исторически первая и низшая по стандартам ISO форма управления (работа не по правилам, а по ситуации и в отсутствии традиций, хотя в реальности всегда есть нечто вроде общественного мнения участников, которое восходит к пониманию "справедливости" и "смысла". К сожалению, носитель харизмы всегда забывает, что оказывается в положении бумажного кораблика на волне капризного общественного сознания). Об этом предупреждал Макиавелли в "Государь", справедливо указывая (XVIII глава), что добро в этом режиме необходимо должно совмещаться с ложью и злом.

3Примечание 03. Стоит сказать, что для советско-российских граждан, ныне в 2015-м году, еще живых современников ВЕЛИКОГО РАЗЛОМА 1991, редка или даже противоестественна мысль о далеких признаках разрушения СССР в годы 70-е.

Но в реальности оно так и есть! Все мы вместе за свою обычную жизнь – каких-то 60-70 лет – сумели прожить в двух противоположных и очень отдаленных по времени исторических эпохах (скажем способах производства). Такова наша судьба или, скажем счастье попасть в фантастическую машину времени – прожить и в тотальном обществе и в  обществе полудикого рыночного еще варварского начала. Так примерно мог или должен был себя ощущать человек, проживший начало жизни в обществе Древних (или порой Средних) царств Египта. И вторая часть жизни человека России (до 2014 года) получила продолжение условно в Европе.А в Европе какого периода? Ну наш опыт бонапартизма с 2000 года сопоставить можно было бы второй половине XIX-го века (местами и ментальностью в духе Австро-Венгрии – для современной городской России. А местами и в глубинке жизнь и уклады многонациональной России уникальны и не сопоставимы ни с чем. И мы не можем найти аналогов в истории. 

4Примечание 04. И стоит сказать, что возможно, знакомство изнутри самой могущественной в истории человечества тоталитарной системы, и вероятно, самой опасной в природе своего существования для человечества (на грани остановки тотальной войны с тотальным оружием) – системы «социалистического» лагеря во главе с «Советским» «Союзом», оба слова обязаны отдельно фиксироваться в кавычках, опыт этот имеет большую ценность.

Значение данных велико еще и потому, что в наше скорое и динамичное время эти социальные и коррупционные процессы идут относительно быстро, для СССР – их период 1960-1990, в отличие от разрушения империй прошлого, когда очевидец фиксировал состояние, но почти не мог наблюдать динамики.

«Коммунистический» блок это военный и политический имперского происхождения лагерь осознанной хозяйственной и политической монополии, поставивший своей целью подчинить аналогичному порядку хозяйствования и управления весь мир путем войны, политической подрывной деятельности и экономического соревнования (последнее, как публично предсказал Спенсер, оказалось невозможным, и это понял И. В. Сталин, пытаясь сделать ставку на силу).

Наше мнение по социализму мы уже частично излагали и еще надеемся к теме вернуться.

Термин же империя мы считаем научным. Определение империи и империализма мы, после критики классического определения империи в Британской Энциклопедии (а это, согласитесь, авторитет) уже дали. По историческому опыту, подкрепленному иерархией потребностей Маслоу (и самим излагаемым нами ранее и здесь феноменом коррупции) империи распадаются. И Российская империя – не исключение. 

5Примечание05

Есть ли внешние признаки описанного результата на четвертом этапе в области управления, который можно именовать «управленческой стагнацией»?

Есть! Для средних веков это «ленивые короли» династий  Меровингов и Каролингов. Короли есть, но они не могут оказать какое-либо управляющее воздействие на подвластных, как не имеют и ресурсов для управления. Есть пример и нерешительность последних испанских Габсбургов. Для Новейшего времени это период «застоя» в 1970-1980-е годы перед разрушением СССР. 

6Примечание06.  Кроме того, дома человек удовлетворяет потребность любви и принадлежности (ПЛП). А с друзьями в ресторане он обедает и общается, иногда важничает (физиологические потребности - ФП и потребности* общения - ПО, нередко ПБ3). В отпуске он отдыхает – это потребность новизны ПН (которую мы исключаем потому, что она довольно быстро превращается в какую-то метапотребность) или метабазовые  потребности (удовольствий в потреблении).

Теории в социологии так же представляют разные социальные функции одного и того же человека в жизни, описывая жизнь человека как разную игру актера в различных жизненных спектаклях.

Однако в среднем нормальный человек удовлетворяет почти все потребности, а высшие потребности часто и на символическом уровне.

Это вытекает из того, что в каждой субкультуре одного общества ранжирование наполнено своими знаками социального уровня. И для каждой потребности в системе Маслоу существует своя субгрупповая конкретика. Например, если даже управленец работает не творчески, то он может увлекаться коллекционированием марок или гонками автомобилей, вылизывать свой дом или разводить цветы, удирать от жены на рыбалку или охоту. И потому каждый нормальный человек удовлетворяет творчество (как и все предшествующие уровни), в соответствии со своей социальной группой, см. [Четвертаков С. А., 2011, с. 201-202, 382-384]. 

7Примечание07. Здесь кратко скажем, что циник, бездельник и лентяй подрывает свое рабочее место, подводя его к будущему разорению. Он ворует время и деньги предприятия, а потому и ресурсы у предприятия и потому у коллег по работе.

Он же разрушает себя как личность, ибо равнодушие в труде, и отчуждение от труда и своего места и трудовой роли в жизни – удел опустившихся людей, которые ставят крест не только на месте своей работы (и организации), но и на себе как личности.

Равнодушие и привыкание к стабильности, к традиции на уровне отсутствия эмоций, то есть именно равнодушие, – это и гибель мозга, и относительно ранняя смерть, недожитая жизнь. Это и лишение себя умеренно отрицательных эмоций, которые тренируют психику и развивают уверенность в том, что можешь преодолеть трудности (достижения по Макклелланду). Здоровая отрицательная эмоция позволяет как минимум отстраняться и не интегрироваться в окружающее зло, даже если нет возможности сейчас его преодолеть. Здесь важна и совесть как постоянная проверка соответствия себя и среды вплоть до отделения себя от вредной или неверно построенной действительности. Христианство как Любовь в Первом Риме, диком, беспутном и кровавом, до своего (церковного) огосударствления – лучший положительный пример.

И это же есть проявление совести (забота об общем и о длинных логических цепочках) или потребность в безопасности IV , которую мы обнаружили относительно поздно в изучении самоуважения как авторефлексии. Она образует в целом высшую часть «широкой активности мозга» и, в конечном счете, оказывается частью творчества или предтворчества в его лучшем проявлении. В равнодушии (как и в «жизни одним днем») отсекается возможность отличать реальность, какая бы плохая она ни была, от любого личного норматива «как должно быть». Тем самым носитель равнодушия подписывается в своей этической норме не отличать текущее и реальное от того, которое могло бы быть лучше. Это означает снятие процессов мотивации (и планирования жизни) вообще, то есть некая «роботизация». И следствие фактически одно – такому человеку не нужно мышление вообще, планов вообще, совершенствования своей жизни вообще. Это идеал «отчуждения» от активности вообще, и потому отчуждения от обеспечивающего активность мышления.

Итак, для равнодушного человека вообще нет проблем: «делаю, что скажут, остальное «трава не расти». Для совестного и потому «видящего отдаленные последствия (своих действий)» (это синонимы) человека доложить вверх о проблеме – это обеспечение безопасности сохранения его рабочего места, а, следовательно, ПБ2. Это кажется, не высоко. В реальности это очень высоко. За этим стоит понимание, что все разделение труда в организации служит одной цели – исполнению продукции или услуги, полезной для общества, то есть осуществление предназначения каждого отдельного человека в социальном мире. Заметим, однако, что мы обсуждаем то, что не входит (а иногда и входит) в должностные инструкции работника, потому критика технологии – это творчество исполнителя (сверх обязанностей). И только тогда мы понимаем, что это есть и творчество и проявление совести одновременно, то есть это обратная связь – торможение неверного поведения во благо верному. Конечно, основания (мотивы) могут быть и другие, и мы об этом говорили уже в книге. Например, вырасти в глазах любимой девушки в офисе рядом (ПЛП) или желание сделать карьеру, обратить на свое трудолюбие внимание начальника (ПБ3), то есть «выслужиться».

8Примечание08 Дело в том, что изначально и в прошлом семья (в рамках любви и принадлежности в семье) удовлетворяла в натуральном труде ВСЕ потребности своих членов, кроме выбора женихов и невест для создания новых семей детям, это право принадлежало родителям в семье. Поэтому банды и группы личной преданности напоминали обычную семью, и именовались нередко как «мафии» или «семьи», а главы-собиратели получали имена «отцов» или «крестных отцов». Внутри группы возникает  нечто вроде семейной реципрокации – интуитивного и вечного баланса родственных услуг как взаимной помощи и защиты – возможно потому коррупционные «команды» имеют имена и аналогии «мафии», «семьи» и «клана» (рода).

9Примечание09: Напомним, что в России и т. п. феодализма не было – было государственное крепостничество. И очень интересно, что именно эту деталь увидел и понял Александр Сергеевич Пушкин в истории России и более почти никто. 

10Примечание10. Есть повод кратко указать на следствия исторического значения «личной преданности». В старом государстве,  монопольном в хозяйстве, «личная преданность» ведет к разрушению разделения  труда, к натурализации хозяйства и к анархии, которая завершается новым внешним вторжением и новым имперским (монопольным) образованием.

Наоборот, тот же принцип коррупции в процессе феодального «крышевания» земли и крестьян на ней ведет снова к стихийному формированию новых частновладельческих иерархий труда низшего уровня (в земледелии). Результатом становится конкурентное улучшение условий их (крестьян) хозяйствования. Последнее ведет к развитию отделенного от деревни городского ремесла, к становлению рыночного обмена между городом и деревней. Этот процесс происходит, как правило, без государства в некоторых особых регионах безопасности ядра развития – Западная Европа и Япония, см. ссылка. 

11Примечание11. Продукты и технологии, которые на слуху и применяются ныне для решения подобных задач приводятся ниже. Это идеи структурного анализа и методов проектирования  или Structural Analysis and Design Technics (SADT), бизнес процессы и их техники BP и универсальный язык моделирования UML, система стандартов IDEF 1,2,3,4,5, самые известные программные продукты, поддерживающие эти технологии и процессы BPWin или CF All Fusuin, Rose, ARIS. Появились и новые, более экономные, но суть не в деталях а в принципах. Эти системы давно уже применяются в государственном управлении и они начинали применяться и в России, но к сожалению, основные проблемы в России возникают на самом верхнем уровне, где такой работы не проводилось. 

Литература

Макиавелли. Государь. Глава XVIII.

Методология структурного анализа и проектирования SADT (Structured Analysis & Design Technique). Марка Д. А., МакГоуэн К., Предисловие Дугласа Т. Росса. Электронная БИБЛИОТЕКА, 1999. http://www.interface.ru/fset.asp?Url=/case/sadt0.htm

Парсонс Т. О социальных системах, М. Академический проект, 2002, — 832 с. смотри внутри Общества, сс.777-829

Российская коррупция: уровень, структура, динамика : опыт социологического анализа / под ред. Г.А. Сатарова. — Москва : Фонд «Либеральная Миссия», 2013. — 752 с.

Самуэльсон П. Э., Нордхаус В. Д. Экономика, 16-е изд., М., Издательский дом Вильямс, 2000. – 688 с.

Сатаров Г.А. Антикоррупционная политика / Под ред. Г.А.Сатарова - М.: Фонд ИНДЕМ, РА "СПАС", 2004.

Соловьев С. М., Наблюдения над исторической жизнью народов – М.: ООО ”Издательство Астрель”, ООО “Издательство АСТ”, 2003 -  511 с.

Спенсер Г. Синтетическая философия Герберта Спенсера. В сокращенном изложении Говарда Коллинза, Киев, “Ника-Центр”, “Вист-С”, 1997. -  512 с.

Тойнби А. Дж. Постижение истории, пер с англ. М., Издательство ”Прогресс”, 1991. – 736 с.

Турчин П. В., Историческая динамика. На пути к теоретической истории, пер. с англ. М. Издательство ЛКИ, 2007. – 368 с.

Четвертаков С. А. Реконструкция теории Маслоу, СПб.: Алетейа, 2011. – 576 с.

Шелдрейк Дж., Теория менеджмента. От тейлоризма до японизации, пер с англ., СПб, Питер, 2001. – 352 с.

Weber M. Economy and Society. Berkeley: University of California Press, 1978, in 2 Vol., 1469.

Назад



Rambler's Top100 Яндекс.Метрика



.

.